Дрова как бизнес?

Производство и продажа дров на Руси всегда были важным и прибыльным делом, но остаются ли они такими в XXI веке? Мы вроде бы обеспечиваем газом полмира, неужели кому-то в нашей стране, обладающей огромными запасами «голубого топлива», еще нужны поленницы?

Оказывается, очень даже нужны, более того, цена на дрова год от года растет. Попробуем разобраться, может ли производство дров приносить ощутимую прибыль лесозаготовительным предприятиям.

А ЕСТЬ ЛИ РЫНОК?
Кому-то это может показаться романтичным, а кого-то шокирует, но статистика такова: в России дома с печным отоплением составляют около 17 % от всего жилфонда. Есть у нас и регионы-рекордсмены: в Новгородской, Кировской, Курганской областях, республиках Бурятия и Тыва печками согревается половина домов!

Неудивительно, что инфляция не обходит стороной и этот рынок – по данным Росстата, за последние 5 лет средняя стоимость кубометра дров в стране выросла более чем на 50 %. Основные объемы легальных продаж, согласно официальной статистике, традиционно приходятся на такие регионы, как Москва, Ханты-Мансийский автономный округ, Свердловская область, Санкт-Петербург, Алтай, Башкортостан, Новосибирск, Калининград, Хабаровск. Из чего можно сделать вывод, что всю остальную Россию, где печное отопление не менее распространено, в основном снабжает дровами нелегальный бизнес.

Самый дорогой продукт лесозаготовок, как известно – пиловочник – в среднем, его доля в общем объеме заготовленной на делянке древесины колеблется в пределах 30–50 %
Это не плохо и не хорошо, просто так сложилось, что серьезный бизнес на дровах можно построить, ориентируясь только на экспорт. А вот на внутреннем рынке, работая по всем требованиям законодательства и платя налоги, получить серьезную прибыль почти невозможно. Для большинства лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий это направление является сопутствующим, проще говоря  – побочным, одним из способов избавления от отходов. А чаще всего обеспечение дровами населения становится для них просто частью социальных программ регионального уровня. К примеру, в Хоринском районе Бурятии уже 6  лет реализуется проект «Социальная поленница», в рамках которого лесозаготовители каждый год снабжают дровами малообеспеченные семьи и семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации.

САМ ДЛЯ СЕБЯ
Обеспечение граждан древесиной для собственных нужд осуществляется на основании ст. 30 Лесного кодекса Российской Федерации. Нормативы заготовки гражданами древесины для собственных нужд и периодичность ее предоставления определяются региональным законодательством. К примеру, в Ленинградской области для отопления жилых домов гражданам предоставляется до 15 м3 ежегодно.

Для получения права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд граждане подают заявление, в котором, среди прочих сведений, указывают наименование лесничества, в границах которого предполагается покупка лесных насаждений; согласование объема древесины администрацией муниципального образования; согласование объема древесины лесничеством. В предоставлении гражданам права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд может быть отказано.

Плата за древесину, заготовляемую по договору купли-продажи лесных насаждений, определяется в соответствии со ставками, установленными постановлением органа местной власти, и перечисляется по реквизитам, полученным в лесничествах при оформлении договора купли-продажи лесных насаждений. Продавать эту древесину граждане не имеют право, это запрещено.

К примеру, в 2020 г. Главное управление лесного хозяйства Омской области заключило с жителями региона более 13 тыс. договоров купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд. По ним было выделено почти 370 тыс. м3 лесных насаждений, бóльшая часть из которых (321 тыс. м3) предназначена для отопления частных домов.



В прибалтийских республиках кубометр дров стоит
от 35 до 60 евро

Масштабы, конечно, не впечатляют: за 2020 год топливом обеспечили 58 семей, в наступившем 2021 году – еще 200 семей. Дело в том, что этой программой (как и подобными  – в других регионах) могут воспользоваться семьи с доходом ниже прожиточного минимума. К тому же для того, чтобы получить льготные дрова, надо собрать столько справок, что многие даже и не связываются, – предпочитают купить за наличку у дровосеков, работающих нелегально.

ДРОВЯНЫЕ СЕКРЕТЫ
То обстоятельство, что значительная часть дровяного рынка находится в «тени», влияет как на качество самих дров, так и на нередкий обман потребителей. Большинство мелких производителей дров не тратит время на то, чтобы хорошенько высушить свою продукцию, а сушильных камер у них просто нет. Но это полбеды – дрова высохнут в поленнице во дворе у покупателя, вопрос  – привезут ли их столько, за сколько уплачено? Есть множество способов такой загрузки дров в машину, чтобы превратить «полкуба» в «куб». И обман остается безнаказанным  – расчеты идут без чеков и квитанций, так что пойди потом докажи, что тебя «обвесили»…

Но это  – «цветочки» по сравнению с махинациями, которые проворачивают некоторые дельцы, занимающиеся обеспечением граждан топливом. К примеру, в Республике Коми некая предпринимательница, промышляющая дровами, обманула сразу и граждан, и местную администрацию. Она заключила с мэрией договор на обеспечение населения дровами и на предоставление субсидии на возмещение убытков. Согласно договоренностям, директор частной организации обязалась за свой счет реализовать жителям дрова, а из бюджета ей затем возместят убытки, возникающие в результате превышения тарифной ставки над предельно максимальными розничными ценами на топливо. Она взяла в 2020 году с граждан треть миллиона в качестве полной или частичной оплаты дров, но обязательства по поставке не выполнила. А затем предоставила чиновникам пакет документов с заведомо ложными сведениями о том, что якобы обеспечила граждан топливом. И получила уже из бюджета еще более 2 млн руб. Можно предположить, что таких «схем» по стране реализуется немало, но вот конкретно эта не удалась, и сейчас предпринимательница находится под следствием.

Средняя стоимость кубометра дров в России
составляет 1,5–2 тыс. руб.
ТОПЛИВНАЯ «АМНИСТИЯ»
Судя по всему, дрова в нашей стране еще долго будут крайне востребованным, а чаще всего – и единственным видом топлива для частных домов. Поскольку большой бизнес этим направлением вряд ли будет заниматься, логичнее всего было бы сформировать максимально упрощенную форму регистрации тех дровосеков, которые готовы обеспечить дровами односельчан. По примеру тех же самозанятых граждан, сделать так, чтобы с оформлением документов у них было поменьше мороки, а налоги не съедали всю прибыль. Тогда бы и рост цен на дрова как-то приостановился, да и контроль за качеством оказания этой востребованной услуги был бы реальным. А в бюджет пошли бы хотя бы какие-то налоговые отчисления  – сейчас-то от рынка дров туда разве что щепки летят…

Евгений Карпов


Колка дров при помощи топора – тяжелый труд, избавить от которого способны современные дровокольные станки и дровокольно-распиловочные линии. Они осуществляют полный комплекс операций, начиная от распила бревен на чурки, заканчивая расколом. Для полной автоматизации работы на производстве дров используют околостаночное оборудование. Погрузчики, конвейеры, бревнотаски помогают подавать тяжелые бревна к станку и отгружать уже готовые поленья в транспорт или на склад для хранения на поддонах, осуществлять упаковку в сетки, контейнеры или мешки.


ТОЛЬКО КОМПЛЕКС

В Ленинградской области одним из предприятий ЛПК, занимающихся производством дров, является ГК «Runko Group». Мы попросили рассказать об особенностях этого бизнеса руководителя предприятия Александра Ошкаева.

– Производством дров мы занимаемся много лет, год от года растут объемы, расширяется рынок сбыта. Небольшой застой в этом направлении был только раз, в период с октября 2019 г. по лето 2020 г., причин тому несколько – теплая зима, затем пандемия. А потом спрос вновь стал расти, мы по этому продукту даже вышли на связь с США. Но если говорить о рентабельности этого бизнеса, то я считаю, что ее практически нет, если заниматься им как отдельным направлением.

Runko Group занимается производством дров.jpgКлючевой вопрос – влажность дров: на экспорт идут дрова только камерной сушки, а сушильные камеры стоят дорого и никогда не окупятся, если использовать их исключительно для дров. Использовать их можно только в комплексе, когда осуществляются производство и сушка пиломатериалов, как у нас, и ведется отбраковка на дрова. Наши «сушилки» по большей части загружены основной продукцией, а дрова идут в довесок. Я считаю, что на одних дровах экспортная поставка не окупится. Плюс еще транспортировка – у нашего предприятия есть преимущество географическое, потому что из Ленинградской области можно выстроить доставку, достаточно приемлемую по ценам, практически до любого заграничного клиента. А если предприятие находится в средней полосе России или в Сибири, то понятно, что всю его прибыль «съест» стоимость доставки.


По объемам: колем мы не так много, до 2 тыс. «кубов» в месяц. Кроме экспорта, снабжаем и Ленобласть, плотно работаем с сетью «Стройудача», которая с каждым годом увеличивает объемы заказа. Крайне важный вопрос – оборудование. Мы начинали с финского дровокола б/у, он у нас работает до сих пор. Пробовали дровоколы других производителей, но в конце концов остановились на финских и расширяем свой парк дровоколами из этой страны.

Евгений Карпов






Читайте также в рубрике
22.01.2021
Экономика лесозаготовок
28.11.2019
Экономика лесозаготовок
25.12.2018
Экономика лесозаготовок
25.12.2018
Экономика лесозаготовок
06.08.2018
Экономика лесозаготовок
30.04.2018
Экономика лесозаготовок
06.04.2018
Экономика лесозаготовок
15.12.2017
Экономика лесозаготовок
09.10.2017
Экономика лесозаготовок
18.08.2017
Экономика лесозаготовок