Порядок цифр

В мире существует несколько систем ведения лесного хозяйства, которые исторически сложились в тех или иных странах. Как считают эксперты, российская лесная политика отличалась от них прежде всего крайней бюрократизацией и жесткими ограничениями. Тем не менее, государство решило вновь усилить свое влияние на лесной бизнес. Наш эксперт, профессор В.Н. Петров размышляет о возможных последствиях наступающей эры цифровизации в ЛПК России.  

С 2022 года перевозка и транспортировка древесины по России возможна только после формирования электронного сопроводительного документа (ЭСД). Таким образом, по мнению законодателей, теперь легально вывезти с лесосеки или склада неучтенную древесину просто невозможно.

Напомним, что информационная система ЛесЕГАИС появилась еще несколько лет назад, но ей не удалось решить все проблемы лесной отрасли, так что было решено ее модернизировать.

Свое мнение о продолжающихся лесных реформах мы попросили высказать одного из авторитетных экспертов ЛПК, профессора, заведующего кафедрой лесной политики, экономики и управления Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета Владимира Николаевича Петрова.

ИДЕЯ ОТЛИЧНАЯ. НО ЕСТЬ ВОПРОСЫ…

– Безусловно, внедрение цифровых технологий в любую отрасль нужно приветствовать и поддерживать, но только в том случае, если это уместно и своевременно. В данном случае для реализации этой идеи в лесном хозяйстве был выбран крайне неблагоприятный период – с 1 января 2022 года. У нас в стране зима традиционно является сезоном самых масштабных лесозаготовительных работ, что объясняется прежде всего недостаточно развитой дорожной инфраструктурой. Именно зимой заготовленный лес проще вывозить. И введение ЭСД в этот период во многом усложнило работу лесозаготовительных компаний. Хочу напомнить, что осенью и зимой 2021 года, при обсуждении предстоящей цифровизации, многие компании и даже руководители лесных регионов обращались с предложением если не перенести сам момент введения ЭСД, то хотя бы продлить действие дублирующих бумажных сопроводительных документов, что дало бы возможность продолжать легальную перевозку при сбоях в новой цифровой системе. Но их не услышали.

В чем же особенность и сложность одновременного внедрения цифровых технологий в лесном комплексе?

Первое, на что хочу обратить внимание: в лесном комплексе много переместительных операций, когда один и тот же предмет труда проходит огромные расстояния, начиная от делянки, где заготавливается древесина, и заканчивая розничной или оптовой продажей. Это может быть путь в сотни километров, на протяжении которых он встречается со многими технологическими процессами, которые воздействуют на данный предмет труда (сортимент или пиломатериалы). Это особенность, которую очень трудно формализовать под единый шаблон цифровой технологии.

Даже тестовый режим отработки этой системы в 2021 году показал множество недостатков. Они определяются прежде всего своеобразием организации заготовительного процесса, переместительных операций и обработки данной древесины, получения пиломатериалов. В ЛПК очень много своеобразия, практически каждый лесозаготовитель, как крупный, так и средний, не похож на своего соседа. Организация производства у всех различная, поэтому можно говорить, что этот закон 3-ФЗ вводит не только элемент цифровизации в нашу отрасль, но и накладывает в обязательном порядке, в виде закона, шаблонную организацию лесозаготовительного процесса, перевозки древесины, ее переработки и складирования. Вот эта особенность, на которую пока никто не обратил внимание.

Владимир Петров.jpg

Владимир Николаевич Петров

Профессор В. Н. Петров, д. э. н., заведующий кафедрой лесной политики, экономики и управления СПбГЛТУ им. С. М. Кирова. Является экспертом Государственной думы Федерального собрания РФ, входит в совет по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области лесных отношений при Минприроды РФ, в правление Союза лесопромышленников Ленинградской области, в рабочую группу НП «Союз заготовителей и переработчиков дикоросов».
Автор учебников и научных статей по лесной экономике и праву.

ЛЕС ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, А ДРЕВЕСИНА?

– Еще один момент, на который надо обратить внимание – 3-ФЗ, по моему оценочному суждению, выходит за рамки лесных отношений.

Если мы внимательно прочтем Лесной кодекс РФ, статью 1, в которой изложены основные принципы лесного законодательства, то мы увидим, что среди 11 пунктов там нет принципа регулирования отношений, связанных с перемещением продукта труда – древесины. Которая, как хочу отметить, уже находится в частной собственности арендатора или деревообработчика. 

По заявлению В. Абрамченко, объемы нелегальной заготовки леса
в России составляют от 1 до 30 млн м3

Таким образом, государство расширяет действие лесных отношений, которые по закону есть не что иное, как отношения в области воспроизводства лесов (лесовосстановление, лесоразведение), использование лесов, охрана лесов от пожаров и защита от вредителей и болезней – вот это лесные отношения, так сказано в ЛК РФ. А все, что мы сейчас наблюдаем, что появилось с 1 января 2022 года, – это уже не лесные отношения, поскольку в лесном законодательстве этого нет.

Следовательно, нам необходимо добавить, расширить понятие «лесные отношения», сказать, что это еще и контроль за перемещением древесины не только на территории земель лесного фонда, но и на всей территории РФ, вплоть до таможенного оформления, в том месте, где этот товар – древесина или пиломатериалы – пересекает границы нашей страны. Эти неточности, конечно, вроде бы не играют роли на практике, но в теории они породят, к сожалению, еще несколько критических диссертаций в области лесного права. Это явная ошибка законодателей, несовершенство охвата тех отношений, которые традиционно понимаются под лесными отношениями.

СУММА РИСКОВ

– Что нужно ожидать? Поскольку система не совершенна и пока не учитывает те особенности, которые присутствуют в работе лесозаготовителей и деревообработчиков России, это может привести к ряду рисков, на которые создателям цифровой системы надо было бы обратить внимание еще на стадии проектирования и разработки.

Первое – человеческий фактор, который особенно зримо проявляется в сложных лесных условиях, на делянках, тем более что основной объем лесозаготовительных работ ведется зимой, в морозы. Именно в таких условиях работникам приходится вносить информацию в какое-либо мобильное устройство – смартфон или планшет. А информация сложная: объем, порода, сортимент, точность учета и др. Если вспомнить, что материалы лесоустройства у нас в основном устарели, то неизбежны ошибки, досадные особенно тем, что они возникнут при формировании первичного документа. Это неизбежный риск, потому что человеку свойственно ошибаться. Если в виде эксперимента попросить двух выпускников одного и того же лесного вуза определить кубатуру, то каждый из них даст свои показатели, отличающиеся от показателей коллеги.

Второе – технические риски. Согласно закону, все транспортные средства должны обладать системой отслеживания ГЛОНАСС. А если вдруг занесенный в реестр автомобиль или его прицеп будет неисправен, а заказчик ждет лес? Это проблема, и как ее решать, пока непонятно.

Третье – киберриски. Это новый термин для работников ЛПК, и это может стать реальной проблемой. Я имею в виду хищение коммерческой информации, где будут указаны объемы, продавец и покупатель, цены. Эта информация теперь попадает в Интернет, ее обязаны теперь представлять все участники, и существуют ли гарантии, что она будет защищена от злоумышленников?

И четвертое – коррупционные риски, основанные на первых трех. Они могут возникнуть на любом этапе, потому что любой проверяющий, а таковых очень много, может иметь свое представление об объеме, породе древесины. Любая нестыковка мнений может быть рассмотрена как разногласие, и возникает соблазн уладить их каким-то путем, выходящим за рамки правового поля.

Эти четыре группы риска, которые вызывали тревогу уже в декабре прошлого года и на которые обращали внимание почти все участники тестирования. Но они не устранены до сих пор…

Порядок-цифр-2.jpg

«ЧЕРНЫЕ» ЛЕСОРУБЫ, НА ВЫХОД!

– Все нововведения прежде всего обременяют законопослушных лесозаготовителей, перевозчиков и деревообработчиков. Те, кто занимался нелегальным бизнесом, вряд ли начнут регистрироваться в ЛесЕГАИС, они не делали этого раньше, не уйдут из леса и теперь. По моим прогнозам, если цифровизация и снизит объемы нелегальной лесозаготовки, то все равно не сведет их до нуля.

На мой взгляд, борьба с «черными» лесорубами ведется изначально неверными способами. Прежде всего хочу привести исходные данные.

Как известно, земли лесного фонда находятся в федеральной собственности, то есть собственник всех лесов – Российская Федерация в лице специальных уполномоченных – Правительства РФ с общей компетенцией, Минприроды РФ, Минпромторга РФ и Рослесхоза со специальными ведомственными компетенциями. Плюс еще территориальные органы лесного хозяйства. С другой стороны, в лесных отношениях участвует лесной бизнес, который в России сейчас весь частный.

2021 год оказался рекордным по числу принятых
лесных и смежных законов

Государство полностью отдало частному бизнесу заготовку и переработку древесины. И при этом, по сути, устранилось от ответственности за охрану лесов. Раньше у нас в стране был разрешительный принцип лесопользования, был лесорубочный билет, где ответственность лежала на конкретном специалисте лесного хозяйства. Теперь же государство от этого ушло в сторону заявительного принципа, отныне ответственность полностью, на 100 % переходит на частного лесозаготовителя. Он должен отчитываться на каждом этапе своей деятельности за каждый «куб». Похоже, государство стремится и далее продолжать нагружать лесной бизнес в плане точности учета древесины, по всей цепочке, по которой она перемещается. Но это мало будет способствовать декриминализации лесной отрасли, не поможет избавиться от нелегальной заготовки.

По моему мнению, проблему «черных» лесорубов может решить только восстановление полноценной лесной охраны, с регулярными лесными обходами, которых сейчас нет, к сожалению. Хочу напомнить, что нелегальная заготовка происходит только на землях лесного фонда. Все лесные дороги, по которым перемещается заготовленная древесина, мы знаем, плотность их невелика, в среднем 1,4 км на 1 тыс.  га. Если у государства как собственника лесов есть большое желание полностью прекратить нелегальную заготовку, то эту задачу можно решить за считаные месяцы. И более дешевыми способами, чем цифровизация, просто проверкой документов на выездах из леса. Но пока что решено ловить «нелегальщиков» по дорогам всей нашей необъятной страны, вынуждая при этом нести дополнительные затраты весь легальный бизнес.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ ЗАПРЕТА ЭКСПОРТА

– Принимая такую жесткую меру, как запрет на экспорт необработанной или грубообработанной древесины, нужно исходить из того, что древесина, отделенная от корня, меняет форму собственности – с федеральной на частную. И государство имеет право применять такие меры, как ограничение или запрещение экспорта, дабы решать свои политические или экономические задачи.

Но здесь возникают вопросы.  А сможет ли наш деревообработчик «переварить» тот объем древесины, который останется в России? Хватит ли у нас производственных мощностей? И не будут ли вынуждены закрыться те предприятия, которые традиционно ориентировались на поставку древесины в круглом виде зарубежным партнерам? Это вопрос.

Второй вопрос – достаточно ли у конечного потребителя в России средств на приобретение продуктов из древесины? Сейчас (на январь 2022 года) себестоимость заготовки одного обезличенного «куба» древесины составляет уже 1,8–2 тыс. руб. по Северо-Западу, в других регионах не меньше.

Эти вопросы пока остаются без ответов, никто ничего не просчитывал, нет экономических прогнозов, есть только политическая воля – запретить поставку круглого леса за границу. Кстати говоря, объемы экспорта древесины в круглом виде из России за границу не так уж и велики, во времена СССР экспортировали в 3 раза больше. Наши современные объемы экспорта в Китай почти равны объемам экспорта древесины из Новой Зеландии, которая по площади немного превосходит Беларусь. Можно ли считать это способом сохранить наши лесные запасы? Нет, если мы вспомним, что в пользование передано всего лишь около 30 % от той площади лесного фонда, которую мы могли бы передать. И расчетная лесосека осваивается тоже на 30 % от того, что мы можем заготавливать. На мой взгляд, Российская Федерация как собственник лесов имеет интерес в том, чтобы расчетная лесосека вырубалась хотя бы на 50 %. Мы же постоянно говорим, что Россия имеет пятую часть всех лесов планеты, леса у нас действительно много. Проблема в том, что он в основном расположен в труднодоступных регионах, для его использования там надо строить дороги, а это не по силам бизнесу – цена в среднем 5–7 млн руб. за погонный километр.

Еврокомиссия инициировала в ВТО спор с Россией
по поводу ограничений на экспорт древесины

Возникает проблема – недорубы расчетной лесосеки формируют общий неблагоприятный возрастной состав наших лесов. У нас в стране преобладают леса спелые и перестойные, баланс выделения кислорода и поглощения СО2 в которых практически нулевой или даже отрицательный, за счет того, что древесина начинает гнить, выделяя СО2. А по Парижскому соглашению, все страны теперь начинают считать не только «кубы» древесины, но и тонны углерода, которые поглощают их леса, и кислород, которые выделяют.

Лесные пожары – это отдельная тема разговора. Поскольку решение о запрете экспорта не будет способствовать развитию дальнейшего освоения нашей расчетной лесосеки, это может дать нам огромный минус, мы получим отрицательный эффект эколого-экономического порядка в рамках новомодного направления, закрепленного Парижским соглашением о климате.

Порядок-цифр-3.jpg


По мнению экспертов, организация работ по оформлению ЭСД повлечет дополнительные расходы для лесных компаний









Возникает проблема – недорубы расчетной лесосеки формируют общий неблагоприятный возрастной состав наших лесов. У нас в стране преобладают леса спелые и перестойные, баланс выделения кислорода и поглощения СО2 в которых практически нулевой или даже отрицательный, за счет того, что древесина начинает гнить, выделяя СО2. А по Парижскому соглашению, все страны теперь начинают считать не только «кубы» древесины, но и тонны углерода, которые поглощают их леса, и кислород, которые выделяют.

Лесные пожары – это отдельная тема разговора. Поскольку решение о запрете экспорта не будет способствовать развитию дальнейшего освоения нашей расчетной лесосеки, это может дать нам огромный минус, мы получим отрицательный эффект эколого-экономического порядка в рамках новомодного направления, закрепленного Парижским соглашением о климате.

Из плюсов можно назвать лишь вероятность того, что у нас появятся новые деревообрабатывающие производства или будут загружены на 100 % уже имеющиеся. По моему мнению, именно деревообработчики и пролоббировали запрет. Но это решение нельзя назвать системным, потому что оно не учитывает интересы лесозаготовителей, часть из которых вполне легально и прибыльно работали на экспорт «кругляка». Чем этот бизнес, если он исправно платит налоги и выполняет все требования лесного законодательства, хуже бизнеса деревообработчиков? Почему он вынужден терять свои позиции на международном рынке?

Мне кажется, что создавать условия для одних, не принимая во внимание интересы других, это бессистемное решение. А в лесном комплексе, если мы говорим о развитии, нужно принимать продуманные, системные решения. Это значит, что надо рассматривать всю цепочку, начиная от воспроизводства лесов, а именно уход, что очень важно, но который сейчас остается практически за скобками, и лесозаготовка, и переработка древесины. Только цепочка, только все вместе и системно – тогда можно изменить ситуацию в лесном хозяйстве и в ЛПК в целом к лучшему. Действия, направленные на принуждение лесозаготовителей заниматься еще и деревообработкой, это неправильный подход. Каждый в ЛПК должен заниматься своим делом, специализация – ключевой момент в лесной промышленности. Одни хорошо заготавливают, другие обеспечивают транспортировку, третьи качественно перерабатывают. Так работает лесной комплекс во всем мире. Если есть финансовые возможности, бизнес сам выстроит подходящую для себя вертикально интегрированную производственную цепочку, от лесозаготовки до деревообработки. А загонять всех лесозаготовителей железной рукой в интегрированные производства неправильно, рынок не терпит такого жесткого обращения.

ЗНАНИЕ – СИЛА!

– Я глубоко убежден, что нестабильность лесного законодательства, перекос в сторону контрольно-надзорных функций органов лесной власти неслучайны. Это связано с тем, что в сознании людей, прежде всего руководителей, принимающих решения, укоренилось воззрение на лес как на природный ресурс. Они ошибочно считают, что лес растет сам, не требуя человеческого участия. По их мнению, древесина – это самовоспроизводимый ресурс, за которым надо только следить, как за товаром на складе, контролировать, как бы кто не взял лишнего.

Одновременно с этим в СМИ и в общественном сознании за несколько десятков лет сформировался отрицательный имидж работников лесного хозяйства и лесного бизнеса. Мы видим, как часто и порой огульно, при упоминании госорганов управления лесами в СМИ и соцсетях проскакивает слово «коррупция». Если же мы читаем о лесном бизнесе, то появляется не менее негативный термин – «криминал». Вот эти два «К» разрушают все те положительные образы лесников и лесопользователей, которые были в массовом сознании несколько десятилетий назад. Сейчас трудно представить, что когда-то в России лесник, учитель и врач были самые уважаемые люди. И чтобы изменить ситуацию, надо переходить к иному уровню лесохозяйственной пропаганды и просветительской деятельности, чтобы восстановить имидж работников лесного хозяйства. Наша кафедра этим уже занимается в силу своих возможностей, а именно – у нас введена новая дисциплина, которая называется «Лесная педагогика». Она направлена на подготовку руководящих кадров для лесного хозяйства, а именно на то, чтобы эти кадры могли говорить человеческим языком с народом. Не сухими и сложными фразами, которые трудно понять человеку без специального образования, а нормальными словами, ясными каждому. Нужно, чтобы в каждом лесничестве появились сотрудники, способные общаться с прессой, населением, особенно с молодежью. Дабы не возникало вспышек возмущений, противостояний местных жителей с лесозаготовителями, которые на вполне легальных основаниях ведут работы в лесу, против которых кто-то раздувает пламя негатива. Надо уметь четко и понятно объяснять населению, почему в том или ином лесном массиве нужны санрубки или проведение любых других работ. Именно из-за отсутствия понятной информации порой доходит до смешного, когда люди обращаются к Президенту РФ с требованием о прекращении работ, которые, как считают некоторые экоактивисты, вредят лесам. Нужна просветительская работа, направленная на объяснение того, что происходит в лесу, что делает там человек и почему эта деятельность необходима.

К сожалению, таких дисциплин, насколько я знаю, пока нет в других лесных вузах России, мы стали первыми в этом важном направлении, которое давно уже развивается во многих странах мира. И мы готовы делиться этим опытом с профильными вузами, потому что эта работа, в долговременном плане, тоже способна изменить к лучшему ситуацию в лесном хозяйстве России.

Подготовил Евгений Карпов


ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКИ ПОМОРЬЯ О НЕДОСТАТКАХ ЭСД

В Архангельском областном Собрании депутатов состоялось совещание, участники которого дали оценку нововведениям в лесном законодательстве, особенно много претензий – к ЭСД, без которого с 1 января 2022 года невозможна транспортировка древесины. 

– Все лесопользователи говорят о проблемах с внедрением электронного документооборота, у них много вопросов к разработчикам программы. Уже сделано около 70 обновлений этого программного обеспечения, но трудностей меньше не становится. Поэтому мы на региональном уровне стараемся держать ситуацию на контроле, при профильном областном министерстве создан оперативный штаб для оказания помощи лесопользователям, – сказал заместитель председателя областного Собрания Александр Дятлов. 

Одна из основных проблем – это задержки с оформлением сопроводительных документов. На это тратится по 40 минут, а то и больше. Это задерживает вывозку древесины, влечет риски недопоставок сырья на перерабатывающие предприятия, следовательно, и срыва экспортных контрактов. 

– Потери выражаются в простоях техники, дополнительных расходах на ГСМ и дополнительный персонал. Кроме проблем с отгрузкой материалов с лесосеки, есть еще проблемы с отгрузкой балансов и пиломатериалов на экспорт, – подчеркнул представитель лесопромышленного холдинга «Сегежа Групп» Николай Иванов. 

Так, программа совершенно не готова к работе с продукцией, поставляемой в контейнерах морскими судами, она не учитывает специфику работы с грузами в портах. 

Представители ГК «Титан» обратили внимание на сложности использования ЛесЕГАИС при транспортировке заготовленной древесины водным путем. Так, в одном плоту, сплавляемом по реке, могут быть разные партии леса для разных грузополучателей. Есть проблемы и при транспортировке леса железной дорогой – из-за особенностей работы этого вида транспорта на каждый вагон с сырьем приходится формировать отдельный сопроводительный документ, что также отнимает много времени. 

Есть и человеческий фактор. Некоторые водители лесовозов преклонного возраста начинают увольняться, так как они не готовы работать с новой техникой – многие из них с трудом пользуются кнопочными телефонами, а привыкнуть к планшетам еще сложнее. Вынужденные задержки с отправлением лесовозов из-за необходимости создавать электронные сопроводительные документы сказываются на производительности труда и зарплатах шоферов. 

Глава Верхнетоемского муниципального округа Сергей Гуцало обратил внимание на проблему с поставками дров. Согласно правилам, без оформления электронных сопроводительных документов можно перевозить только 10 м3 дров. Однако обычно поставщики перевозили за раз по 25, а то и по 40 «кубов». Ограничение в 10 «кубов» может привести к нарастанию дефицита топлива, росту цен, а в итоге и к росту социальной напряженности. Причем повышение цен уже фиксируется в ряде муниципалитетов. 

– Только на приобретение смартфонов мы потратили порядка 1 млн руб. Приходится также увеличивать штатную численность – нанимать дополнительных контролеров. Из-за некорректной работы программы и ее низкой производительности у нас снижаются темпы вывозки леса, причем очень существенно. Поэтому приходится привлекать подрядчиков, задумываться о приобретении дополнительной техники для вывоза древесины. Всегда говорилось, что зима кормит лесозаготовителя, но мы сейчас вынужденно проседаем из-за внедрения ЛесЕГАИС, – сказал представитель компании «Регион Лес» Антон Студенцов. 

Серьезное влияние на использование приложения оказывает неустойчивый прием сигнала связи в лесах, а чаще – его полное отсутствие. Несмотря на то, что заверялось о возможности работы приложения в офлайн-режиме, на практике это не совсем так. Особенно это касается северных районов области, где плохо работает даже спутниковая связь, из-за чего невозможно указать координаты загрузки лесовоза. 

Из-за проблем с приложением у некоторых лесопромышленных предприятий начинают возникать сложности с подготовкой экспортной документации. По мнению представителей бизнеса, сложившаяся ситуация похожа на воспрепятствование предпринимательской деятельности, в связи с чем они намерены обращаться с жалобами в прокуратуру и к Уполномоченному по защите прав предпринимателей. 

Согласно озвученным на совещании сведениям ГИБДД, с начала года сотрудники региональной госавтоинспекции выявили 27 нарушений при перевозке древесины, но пока никто не оштрафован – по каждому случаю проводится разбирательство. При этом для проверки сопроводительных документов у сотрудников ГИБДД нет служебной техники – штатные планшеты не имеют выхода в Интернет, поэтому инспекторы при проверке документов пользуются личными смартфонами. 

– С 1 марта мы ждем вступления в силу новых подзаконных актов и новых требований. Помимо формирования электронной сопроводительной документации, надо будет оборудовать склады для древесины: требуется их оградить, сделать таблички, настроить видеофиксацию. Это опять же дополнительная нагрузка на лесопользователей, – продолжил Александр Дятлов. 

При этом такие же склады надо будет устроить в портах, но это территория других хозяйствующих субъектов, и пока нет уверенности, что все это будет работать как надо. 

– Мы сейчас собираем все замечания и предложения лесопромышленников. В результате нам всем вместе надо доработать эту систему. Система ЛесЕГАИС должна работать так, чтобы все было просто и понятно и всем участникам лесной отрасли было удобно ей пользоваться. Пока же она не учитывает всех особенностей заготовки и транспортировки древесины и требует доработки, – подытожил Александр Дятлов. 

Ожидается, что на февральской сессии областного Собрания депутаты обратятся к министру природных ресурсов и экологии РФ Александру Козлову с конкретными предложениями по совершенствованию нормативно-правовой базы применения ЛесЕГАИС. 


Пресс-служба АОСД


Читайте также в рубрике
17.11.2022
Лес и закон
17.11.2022
Лес и закон
18.10.2022
Лес и закон
12.09.2022
Лес и закон
05.09.2022
Лес и закон
20.06.2022
Лес и закон
24.05.2022
Лес и закон
18.05.2022
Лес и закон
13.05.2022
Лес и закон
29.04.2022
Лес и закон