Войти в реку дважды

Когда-то давно, когда деревья в лесах России были очень большими, а реки – полноводными, водный сплав являлся оптимальным способом транспорта заготовленных бревен. В массовом порядке тогда применялся один из двух самых дешевых вариантов – молевой способ (бревна пускали по течению) и плотами.

При молевом сплаве потери древесины были больше, зато, в отличие от способа с формированием плотов, лесозаготовители меньше тратили сил и времени

И значительно реже древесину перевозили по воде, но на баржах.

Со временем наш ЛПК практически полностью отказался от сплава – за редким исключением (мы писали про опыт ГК «Титан» в Архангельской области), и вопрос можно было бы закрыть. Однако недавнее заявление главы Республики Коми  – одного из самых лесных регионов России – заставило наш журнал вернуться к этой теме.

СТОП, ЛЕСОВОЗ!
Напомним, что уход от сплава произошел во многом из-за массового перехода лесозаготовителей от хлыстовой заготовки к сортиментной. Применение харвестеров позволило уйти от верхнего склада и отправлять древесину нужных параметров напрямую заказчику почти что с лесосеки. И понеслись по дорогам страны лесовозы, раздражая прочих участников дорожного движения и жителей поселков и деревень. И глава Республики Коми отреагировал на обращение жителей одного из сел, которые не просто негодовали из-за разрушения дорог лесовозами, а перекрыли им движение!

– Поручаю правительству Коми подготовку изменений в законодательство республики для того, чтобы с 2022 года в целях лесозаготовок на территории нашей республики использовался речной сплав. Больше никакого передвижения большегрузов с лесом в весенне-летний и осенний период,  – процитировала главу Коми его пресс-служба. По его словам, последние годы показали, что водители нагружают транспорт сверх нормативов. К тому же не соблюдают сезонные ограничения, вводимые для большегрузов. А обязать нарушителей взять на себя ремонт «убиваемых» ими дорог с правовых позиций невозможно.

– Мне не только общественники Усть-Куломского района пишут. Сигналы регулярно получаю со всех наших лесных территорий. В период СССР не просто так был развит речной сплав древесины. Власти понимали, что строить и ремонтировать автодороги  – высокозатратно. Сегодня лесозаготовки в частных руках. В наших силах и полномочиях переключить бизнес на альтернативные формы транспортировки сырья, – высказался глава Коми.

А ЧТО ДЕШЕВЛЕ?
Эта новость вызвала неоднозначную реакцию со стороны тех, кто знает о речном сплаве хотя бы немного больше, чем чиновники.

«Если посчитать, сколько средств потребуется на восстановление плотбищ (специально оборудованные места хранения древесины для дальнейшего сплава), подготовку специалистов, проведение дноуглубительных работ (для которых нет ни оборудования, ни кадров), на формирование разоренного речфлота, то выяснится, что дешевле построить нормальные дороги. Через мой поселок ни один лесовоз никогда не ездил, а дороги  – как после бомбежки!» – пишет один из посетителей сайта, опубликовавшего слова руководителя региона.

Деньги – деньгами, но следует учитывать и климатические изменения, значительное понижение уровня воды в реках практически по всей России. Это заставляет пересматривать сплавные программы даже в тех регионах, где сплав никогда не прекращался. Например, в этом году весеннее половодье на Верхней Каме началось 1 мая и завершилось 23 мая – за эти 23  дня с верховьев реки Кама было выведено 466 тыс. м³ древесины, что на 4,5 % больше, чем в 2020 году, а также вывезено 4,9 тыс. тонн леса в баржебуксирных составах (ББС). Профессионалы речфлота отметили, что несмотря на проведение масштабных работ со стороны заготовителей леса и со стороны путейцев, из-за низкого уровня воды с Верхней Камы удалось забрать в плотах далеко не весь объем заготовленного леса. Кстати, в Архангельской области несколько лет назад из-за низкого уровня воды не всплыли плоты в плотбищах, лесозаготовители понесли серьезные убытки. И это, повторю, происходит в регионах, где к сплаву всегда относились серьезно, имеют плавбазу и не теряли специалистов – чего не скажешь про Коми, где про сплав давно забыли. Так что непонятно, чем обернется громкое заявление про перевод всех лесозаготовителей в лесосплавщики…

РЕАЛЬНЫЙ СПЛАВ
Итак, среди российских регионов, в которых сплав остается «на плаву», я бы отметил Поморье и Камский бассейн. Ежегодно весной в последнем по высокой воде осуществляется вывод плотов с плотбищ Верхней Камы. С 2004 по 2016 год сплав леса в плотах в разные годы составлял 150–330 тыс. м3. Начиная с 2017 года объемы увеличились до 450 тыс. м3. Лес в плотах идет на переработку на АО «Соликамскбумпром» (г. Соликамск)  – это один из лидеров целлюлозно-бумажной промышленности России, и на ООО «Красный Октябрь» (г. Пермь).

В Архангельской области объемы еще серьезнее – «Беломорская сплавная компания», которая обслуживает предприятия ГК «Титан», завершила плотовую программу 2021 года с такими показателями: в адрес ЗАО «Лесозавод 25» и АО «Архангельский ЦБК» было доставлено 20 плотов – 220 тыс. м3 древесины зимней сплотки. Плоты были сформированы Верхнетоемским леспромхозом на плотбище Большая Свага. Но поскольку в настоящее время «БСК» концентрируется на баржевом сплаве, то из всего запланированного объема в более 800 тыс. м3 древесины около 600 тыс.  м3 было доставлено баржами.

Из всех видов транспорта леса самый дешевый –
молевой сплав
Похоже, переход на перевозку древесины баржами  – требование времени, поскольку это хоть и дороже, но менее рискованно, чем транспортировка древесины в виде плотов. Надо понимать, что «Беломорская сплавная компания» – крупнейшая судоходная компания на Северной Двине, имеющая собственный флот, который насчитывает 20  буксиров, 5  плавкранов, 25  барж. И руководство «БСК» намерено развивать новое направление бизнеса  – судостроение и судоремонт. На базе «БСК» уже были модернизированы более 20  судов, плавкранов и барж. В 2020 году построен плавкран грузоподъемностью 16  тонн, а также запущено серийное строительство мелкосидящих буксирных судов мощностью 600  л.  с. В настоящее время на судостроительной верфи предприятия возводят буксир современного проекта «Ярослав». До конца 2021  года будут заложены еще два судна этого типа. Планируемый объем инвестиционного проекта – 500 млн руб., средства предусмотрены в том числе и на развитие промышленных площадок предприятия. Так что «БСК» делает все для того, чтобы справиться с транспортировкой древесины по воде, даже если Северная Двина не сможет нести на себе плоты. И вот такому подходу к организации лесосплава в новых климатических и экономических условиях стоит поучиться!

А ЗАПРЕТ-ТО ОТМЕНИЛИ!
Об этом мало говорят, но Постановление Правительства РФ от  13.01.2020 №  7 признало утратившими силу многие постановления Совета Министров, в том числе «О прекращении молевого сплава леса на реках и других водоемах РСФСР». Это открывает возможности для начала работы по научному обоснованию проведения молевого сплава на малых реках. И в защиту такого вида сплава можно привести не только низкую себестоимость доставки кубометра древесины молевым сплавом, которая, по мнению специалистов, в пересчете на цены 2020 года составляет 0,5 руб./км. Еще более существенным является тот факт, что запрет молевого сплава в 1987 году привел к резкому падению объемов лесозаготовок в тех регионах, где такой вид транспорта леса был единственным экономически оправданным.

Тогда, во времена СССР, запрет был объяснен экологическим и экономическим ущербом. Но надо понимать, что с тех пор у нас поменялся экономический строй. В эпоху социализма все было государственным, и никого особо не заботили потери, более того, они помогали скрывать хищения и разгильдяйство. Сейчас у каждого бревна есть собственник, который будет кровно заинтересован в том, чтобы древесина в полном объеме доплыла от верхнего склада до нижнего. Таким образом, многие эксперты предлагают рассмотреть возможность применения молевого сплава на малых реках, что позволило бы осваивать труднодоступные участки, на которых сейчас, изза их удаленности, происходят пожары в перестойных лесах. Надо отметить, что малые реки имеют такие особенности, которые делают невозможным ни судоходство, ни лесосплав в плотах. Там оптимальным является именно молевой сплав. С условием, что лесопромышленник проведет расчистку русла, что для него дешевле строительства лесовозной дороги, а для малой реки даст второе дыхание, улучшит ее экологию. Для предотвращения потерь и заторов во время лесосплава на малых реках достаточно просто организовать дежурство бригад, которые будут на своих участках (наиболее сложных для прохождения древесины) контролировать процесс. Общую картину молевого сплава лесопромышленник может оперативно и недорого получать с помощью беспилотников.

Исследования по теме возрождения молевого сплава на малых реках начались, будем надеяться, что лесная наука даст ясный ответ – стоит ли начинать этот процесс? Не навредит ли это природе? С другой стороны, горящие участки леса вредят экологии значительно больше. Да и перемещение древесины на лесовозах по дорогам (если таковые там появятся) на пользу природе не пойдет. Подсчитано, что сортиментовоз массой до 35  тонн выбрасывает в атмосферу около 1,6 кг CO2 на 1 км своего пути. А ему надо пройти его дважды – с нижнего склада к верхнему и обратно. Вот и посчитайте, сколько выхлопных газов поступит в атмосферу при самом среднем плече вывозки в 50 км?

Может, сплавлять древесину по малым рекам молевым способом все-таки не только экономично, но и экологично?

Григорий Баландин

Читайте также в рубрике
14.10.2021
Инфраструктура
28.06.2021
Инфраструктура
31.03.2021
Инфраструктура
31.03.2021
Инфраструктура
09.11.2020
Инфраструктура
09.11.2020
Инфраструктура
06.07.2020
Инфраструктура
06.07.2020
Инфраструктура
16.06.2020
Инфраструктура
05.02.2020
Инфраструктура