Сокровища Российской Швейцарии

26.02.2018

Леса, луга, живописные горы, быстрые реки и кристально чистые озера – за этим вовсе не обязательно ехать за тридевять земель. Побывайте в Республике Башкортостан (РБ), и вы поймете, почему ее называют «второй Швейцарией».

Но если уж сравнивать, то еще неизвестно, какая из этих территорий нашей планеты краше и богаче. Ведь «альпийские гномы» делают деньги на туристах, эксклюзивных часах и тайне банковских вкладов. А вот Башкортостан имеет такой потенциал природных богатств, что при должном развитии он просто обязан стать одним из самых преуспевающих регионов России. Сегодня мы попробуем оценить возможности башкирского ЛПК.

После питерской слякоти крепкий уфимский мороз бодрил. На протяжении всей командировки в РБ мне не раз приходилось слышать от жителей региона простую констатацию факта: у нас тут климат резко континентальный, проще говоря, летом – жарко, а зимой – очень холодно. Не Якутия, конечно, но морозы в 40–45 градусов тут не редкость, порой и дуб может треснуть, а вот люди живут и трудятся. В том числе – в лесах. Но знакомство с зелеными богатствами в декабре 2017 года я начал не там, а в кабинете руководителя Министерства лесного хозяйства РБ Марата Искандаровича Шарафутдинова.

ИНФОРМДОСЬЕ

Марат Искандарович Шарафутдинов, министр лесного хозяйства Республики Башкортостан

Родился 21 февраля 1975 г. в селе Ермекеево Ермекеевского района РБ, с 1992 по 1997 г. учился в Башкирском государственном аграрном университете.

Занимаемые должности: мастер леса Белебеевского лесхоза, инженер по охране и защите леса (там же), и. о. лесничего Краснореченского лесничества Белебеевского лесхоза, главный лесничий Белебеевского лесхоза, инженер по охране и защите леса МУП «Горзеленхоз», ведущий специалист отдела надзора в сфере лесного хозяйства и землепользования Росприроднадзора по РБ, ведущий специалист-эксперт отдела надзора в сфере лесного хозяйства и землепользования Росприроднадзора по РБ, главный специалист-эксперт отдела особо охраняемых природных территорий Росприроднадзора по РБ, главный консультант отдела агропромышленной политики и природопользования Аппарата Правительства.

В 2010 г. назначен заместителем министра лесного хозяйства РБ, в нынешней должности – с 2017 года.

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ
Кажется, что о лесах Башкирии этот человек знает все. Да это и не удивительно: в лесном хозяйстве Марат Шарафутдинов трудится уже более 20 лет. Начинал простым мастером леса – сразу же после окончания лесного факультета Башкирского государственного аграрного университета. Но о карьере Марата Искандаровича – чуть позже; пока мы говорим о новом этапе развития лесного хозяйства региона.
Башкирский поэт Мустай Карим сравнил свой край с березовым листком на великом древе России
– Мы разрабатываем Стратегию развития ЛПК РБ до 2030 года, работа ведется вкупе с разработкой лесохозяйственных регламентов и лесного плана. Это наши ведомственные документы, но без них Стратегии не получится, потому что все виды и направления деятельности определяются ими. А в Стратегии мы хотим соблюсти баланс – между лесозаготовкой и переработкой древесины, пчеловодством, которое в силу уникальности нашего региона является распространенным видом лесопользования, а также туризмом и рекреацией. Программу развития трех стратегических направлений мы разрабатываем совместно с Министерством промышленности РБ, республиканским Комитетом по предпринимательству и туризму; также в этой работе участвуют муниципалитеты, имеющие свои планы создания и развития туристических кластеров. Буквально на днях принято решение о создании первого в России геопарка ЮНЕСКО на территориях северо-восточных районов Республики Башкортостан, его центром станет знаменитый на весь мир санаторий «Янган-Тау» («Горящая гора»). В идеале мы хотим, чтобы создаваемая Стратегия учитывала интересы бизнеса, населения и государства.

– Читателей нашего журнала прежде всего интересует лесозаготовка, как с ней в Башкирии?
леса Башкирии.jpg– Леса Башкирии – это такой же мощный экономический ресурс, как наши нефть и газ. Они занимают 5,7 млн га, это 40 % территории. Но распределены они неравномерно: на севере Республики, в Зауралье, леса много, а юг в основном малолесный. При этом наиболее ценные, хвойные насаждения занимают у нас всего 1,2 млн га. Расчетка у нас неплохая, более 9 млн «кубов» на год по всей древесине (по хвое – 0,8 млн), а вот осваиваем мы ее недостаточно, на 30–33 %. Связано это, как и по всей России, прежде всего с отсутствием лесных дорог. И при разработке Стратегии мы единодушны в том, что все начинается с инфраструктуры: будут дороги, будет и освоение лесов. Понимаем, что полноценные дороги круглогодичного использования нужны не только лесорубам, но и всем остальным. Решить эту проблему возможно в рамках государственно-частного партнерства, потому что без господдержки с дорожным строительством не справятся даже самые мощные арендаторы. Здесь важно знать цену вопроса с точностью до копейки. Сейчас Башкирский государственный аграрный университет, в соответствии с заключенным между нами соглашением, планирует привлечь к научно-исследовательским и внедренческим работам своих студентов, с тем чтобы молодые специалисты в рамках дипломных работ предложили конкретные разработки, которые впоследствии можно внедрять в практику лесохозяйственной деятельности. В частности, на примерах конкретных лесничеств с труднодоступной лесосекой надо просчитать, во сколько обойдется лесная инфраструктура (строительство лесных дорог) и за какой срок она окупится. Получив эти данные, мы сможем выйти на уровень Правительства Республики с конкретными проектными инициативами.

Тем не менее наш ЛПК не в числе отстающих, в РБ сейчас реализуется 17 проектов с общим объемом инвестиций более 15,5 млрд руб., в том числе 3 крупных проекта в статусе приоритет-
ных инвестиционных проектов Республики Башкортостан и 3 проекта, включенных в федеральный перечень ПИПов в области освоения лесов. Важно, что цель многих проектов – глубокая переработка древесины, что позволяет увеличить налоговую базу, решает проблему занятости населения.

В Стратегии мы ставим амбициозные цели – до 2025 года достичь 50 % освоения, а к 2030 – перевалить и за этот рубеж. Само собой, планируем и увеличение объемов лесовосстановления. Сейчас мы в год восстанавливаем леса на площади 14 тыс. га, из них половина – хвойные породы. По этим показателям мы первые в Приволжском ФО и пятые по России. Причем есть еще резервы, у нас работает 33 автономных учреждения – лесхозы, которые занимаются лесохозяйственной деятельностью. Они проводят работы в лесах на неарендованной территории, содержат более 100 лесопитомников, и посадочным материалом мы обеспечиваем не только потребности Республики, но и продаем его в соседние регионы – в этом году на 30 млн руб.


– То есть лесхозы Башкирии даже прибыль получают?
– Да, сейчас их зависимость от госзаданий составляет всего 38 %, а остальное – доход на стороне. Хозяйственная деятельность лесхозов ведется по многим направлениям – поставляем жителям дрова, жжем уголь для металлургических предприятий и для поставок в розницу, перерабатываем недревесные ресурсы леса, даже выращиваем и поставляем для озеленения городов не только насаждения, но еще и цветы. А летом 2017 года на базе одного из наших лесхозов создано производство иван-чая, у которого есть реальные перспективы работать не только на российском, но и мировом рынке. То есть сейчас наши лесхозы развивают все профильные виды деятельности, доход от которых помогает нам развиваться. На месте не стоим.

ЛЕС ДЛЯ ЛЮДЕЙ И… ПЧЕЛ
Хочу отметить, что наша встреча с министром состоялась 12 декабря, сразу же после окончания приема граждан в рамках Всероссийского дня приема. Взглянув на короткий список посетителей, я удивился, что у жителей Республики оказалось мало вопросов к своему министру.

– А нет необходимости ждать какого-то специального дня, – объясняет Марат Искандарович. – Мы круглый год еженедельно проводим прием граждан в Министерстве и в лесничествах. Кроме того, 2–3 раза в месяц в разных районах Республики мы организуем выездные приемы, во время которых граждане могут пообщаться со мной или с моими заместителями. Такой стиль работы диктует нам руководитель, у нас на уровне Главы Республики на постоянной основе организованы расширенные приемы. Регулярно в разные районы Башкирии выезжают представители всех министерств, в
том числе нашего, чтобы дать людям четкие ответы на волнующие их вопросы. Абсолютно каждый вопрос по лесной теме мы отрабатываем оперативно, не даем накапливаться серьезным проблемам.

– И что чаще всего интересует людей?
– Лидирует выделение древесины населению. Бывали годы, когда мы предоставляли до 1,5 млн «кубов» для всех видов использования – строительство, ремонт, отопление. Сейчас, по предварительным итогам 2017 года, мы выходим на объем 800–850 тыс. «кубов». Снижение связано с дефицитом расчетной лесосеки по хвое и с ужесточением 415-ФЗ в части целевого использования выделяемой древесины. Теперь граждане уже с опаской подходят к распространенной прежде афере с перепродажей полученной древесины. Мы с этим боролись, были суды с начислением штрафных санкций.

– Каков сейчас порядок получения древесины?
– Процесс максимально прозрачный. Мы внедрили «электронную очередь», в ней фиксируются все заявления по дате написания, с уникальным номером, по которому заявитель может отследить все этапы прохождения документа. Главное, что какие-то вмешательства в эту очередь исключены, так что коррупционная составляющая минимизирована. Еще одно направление – реализация республиканской программы «Домокомплект», обеспечивающей работников бюджетной сферы жильем. Заявитель получает готовый домокомплект по своему выбору (сруб или брус). Под эту программу деревянного домостроения мы каждый год резервируем порядка 60–70 тыс. «кубов» хвойного леса.

– По сути, вы опередили многие регионы России, поскольку приоритет на деревянное домостроение намечен на 2018 год.
– А мы занимаемся этим уже с 2013 года, для людей это удобно и выгодно. Если я пришел как обычный заготовитель, выписал положенные 110 «кубов», пришел в лес, заготовил, вывез, сделал сруб, поставил – все это выходит дороже и дольше. А тут к указанному месту привозят уже готовый домокомплект, да еще и займ предоставляется. Мы выделяем лес, и через какое-то время у людей новоселье. Это целевое использование леса на 100 %. И если похожая программа заработает по всей России, это будет большим шагом вперед – в том числе и для лесного хозяйства.

– Вернемся к лесам Башкирии. Есть ли региональные особенности в их использовании?
– Безусловно, мы учитываем большую направленность жителей РБ на пчеловодство, это традиционный промысел. Наши пчеловоды добились признания бренда «Башкирский мед» не только в стране, но и во всем мире. Наш мед покупают даже в тех странах, где есть свое пчеловодство. В связи с этим при разработке лесохозяйственных регламентов и лесных планов мы оставляем значительные площади лесов под пчеловодство. Процесс отвода участков отработан так, что у пчеловодов не возникает проблем. Мы справились даже с очень большим наплывом, который возник года 3–4 назад. Причем каждый пчеловод берет небольшой объем – от 0,3–0,5 до 1 га, но в общей сложности сейчас по лесному фонду выделено 1700 га. Самыми «медовыми» являются такие районы, как Гафурийский, Ишимбайский, Бурзянский.


ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ
– Во многих регионах России говорят, что лес – без присмотра, не хватает инспекторов. А как у вас?
– У нас штат лесных инспекторов тоже явно недостаточен для наших территорий. Чтобы уберечь лес, уделяем большое внимание межведомственному взаимодействию. Ежегодно межведомственной рабочей группой по вопросам предупреждения, выявления и устранения нарушений лесного законодательства утверждается межведомственный план по декриминализации лесопромышленного комплекса Республики Башкортостан на очередной год. В рамках указанного плана совместно с МВД, прокуратурой, ФСБ, таможней, налоговой службой проводятся межведомственные  оперативно-профилактические операции продолжительностью до 150 дней в год. Результаты есть – количество правонарушений неуклонно снижается.

Лес надо защищать не только от лихих людей, но и от пожаров, вредителей. У нас есть договоренность с Роскосмосом, они готовы нам помочь, прежде всего – по лесоустройству, санитарному состоянию. Надеясь на эту помощь, мы и сами не сидим сложа руки: региональная диспетчерская служба работает круглосуточно, у нас установлено 17 камер, благодаря которым удается своевременно выявлять возгорания, предотвращать масштабные лесные пожары. Служба работает в контакте с МЧС, другими оперативными службами. Четко контролируем процесс перемещения лесоматериалов. Когда инспектор ГИБДД останавливает грузовик с лесом или пиломатериалами и проверяет сопроводительные документы, то он связывается с нашим диспетчером и «пробивает» данные по ЕГАИС. Так что у «черных» лесорубов мало шансов проскочить.

Снизить нагрузку на наших лесников поможет программа «АВЕРС: Управление лесным фондом», разработанная уфимской компанией. Она позволит реально снизить объемы бумажных отчетов, потому что сведения, вносимые кем-то из лесников, мгновенно появляются в общей системе. Полноценно функционировать эта программа начнет с января 2018 года. Хочу отметить, что Башкортостан вообще был в числе первых регионов, где в лесном хозяйстве начали использовать информсистемы. Это та самая «электронная очередь», о которой я уже говорил, другие разработки. У нас в Уфе в свое время даже проводился Всероссийский семинар-совещание по изучению нашего опыта. Мы и сейчас с удовольствием делимся своими наработками с коллегами из других регионов. Потому что каждый из нас работает над общей задачей – сохранить и приумножить леса России!

КАК СТАТЬ МИНИСТРОМ?
– Я периодически встречаюсь со студентами лесного факультета и в последнее время очень часто слышу вопрос: как можно устроиться в министерство? Такая вот появилась мечта у молодых людей – сразу после вуза работать в кабинете. И я им объясняю на собственном примере – начинать надо с азов, с работы в лесу. Прежде чем заняться бумагами – хотя бы пару сотен гектаров леса посадить. Убежден, что питомники и лесовосстановление – это основа лесного хозяйства, с этого все начинается.

– А вам сколько леса пришлось посадить?
– Не хочу хвастаться, но когда я работал мастером, мы выполняли такие объемы лесовосстановления, которые сейчас в планах 2–3 лесхозов. Но тогда и объемы вырубки были больше.

– Есть кому работать сейчас в башкирских лесах?
– Ситуация по всей России примерно одинаковая, мы не исключение – вопрос по кадровому обеспечению острый. Тяжело привлечь молодых людей в отрасль, прежде всего потому, что по РБ средний уровень зарплаты за счет «нефтянки» высокий, чем мы похвастаться не можем. Да и социальная поддержка недостаточная. Мы сейчас работаем над тем, чтобы запустить программу для молодых специалистов, по аналогии с уже действующими программами по сельскому хозяйству, чтобы выпускники профильных вузов получали 300 тыс. руб. подъемных, а ребята, закончившие средние учебные заведения, –100 тыс. руб., с условием, что они отработают в лесах определенный период. Тогда можно было бы рассчитывать на реальное обновление кадров. Но не только
деньги важны – для работы в нашей отрасли нужны особые люди, любящие лес, понимающие, как он живет. Чтобы воспитать таких, мы совместно с Республиканским детским эколого-биологическим центром развиваем школьные лесничества – их у нас более 50, все они закреплены за лесхозами, у них есть своя база для развития. В результате наши ребята занимают призовые места на федеральном уровне. Понятно, что не все из них потом будут работать в лесной отрасли, зато каждый наш юный лесник любит и бережет природу, умеет правильно вести себя в лесу.


Беседовал Евгений Карпов
Продолжение рассказа о лесном хозяйстве РБ читайте в следующем номере












Актуальные темы свежего номера
Бизнес и профессия
Бизнес и профессия
Экономика лесозаготовок