Заложники общественного мнения

22.08.2019

В России есть прецеденты, когда экономически выгодные леса пытаются закрыть для пользования вопреки науке, закону и здравому смыслу.

Понимая, что лес – это важнейший стратегический ресурс для экономики государства, власть требует от лесной отрасли прорыва. Еще бы! Европейские соседи, территории которых по сравнению с Россией можно смело называть малолесными, давным-давно сделали лесное хозяйство доходной отраслью экономики. Не зря еще дальновидный Петр I «выписывал» из Европы лесных специалистов, чтобы перенять опыт неистощительного лесопользования и применить его на благо государства.

ПОСТАВИТЬ КРЕСТ?
О том, что лесная отрасль нашей страны имеет огромный потенциал, говорили в марте на круглом столе в Совете Федерации. При этом участники отмечали: при площади в четверть мирового лесного покрова, в России минимальная доля переработки древесины. Почему? Ведь современные технологии открыли большие возможности. Древесину можно не только использовать от корня до верхушки, но и получать продукцию даже из отходов производства – опилок и щепы.

При грамотном лесоуправлении легальный бизнес может стать драйвером экономики для тех субъектов, где есть запасы древесины

Так что же сдерживает такую мощную с точки зрения потенциала отрасль? Одна из причин, которую хотелось бы рассмотреть в этой публикации, – навязывание законным лесопользователям запрета на заготовку и переработку древесины. Мол, лес рубить априори плохо, миллионы лет он рос сам по себе, а лесники (лесопромышленники, арендаторы) – это варвары, видящие в деревьях только средство обогащения. Специалист лесного хозяйства скажет, что лес  – ресурс возобновляемый и при правильном его использовании можно получать пользу и для экологии, и для экономики. Но слушают ли профессионалов?

Зато дилетантские, но очень эмоциональные высказывания о недопущении заготовки древесины и получения из нее продукции находят все большую поддержку среди общественности. Играя на том, что леса незаконно вырубаются (и эта проблема действительно существует, однако нужно разбираться в каждом конкретном случае), так называемые «лесозащитники» или «экологи» препятствуют развитию лесного комплекса даже там, где нарушений лесного законодательства нет. А ведь искусственный запрет на ведение деятельности в лесах может поставить крест не только на экономике отдельно взятого региона, но и на будущем самого леса.

«Проблема ортодоксального толкования лесопользования лишь как вырубки лесов в обществе сегодня действительно актуальна. В той или иной степени это отмечается во многих регионах нашей страны. И задача лесного сообщества – объяснять, доносить до людей реальное положение дел о состоянии лесов и об актуальных, а не надуманных проблемах. Проблемах, которые на самом деле требуют пристального внимания со стороны как специалистов, так и общественности», – считает Алексей Кулагин, доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ и Республики Башкортостан.


ВАЖНО
В начале 2019 г. в Минприроды и экологии России принято решение о комплексных научных исследованиях в ленточных борах. Вопросы возраста рубки и проведения других хозяйственных мероприятий будут изучать представители науки. В ведомстве подчеркнули, что при разработке новых подходов необходимо соблюсти баланс экологии и экономики.


ГАРАНТИЙ НЕТ?
Яркий пример намеренного «сдерживания» лесной отрасли – Алтайский край. О ленточных борах, уникальном для планеты явлении, в последние годы говорится очень много. Якобы леса, доставшиеся нам миллионы лет назад после таяния ледников, находятся в опасности: легальные лесозаготовители безжалостно их уничтожают.

По заявлениям общественников были проведены многочисленные проверки – на региональном, окружном и федеральном уровнях. Ответы представителей различных инстанций совпадали: лесное хозяйство в ленточных борах ведется правильно. Представители научного сообщества, проводившие исследования в уникальных лесах, подтвердили: хозяйственные мероприятия способствуют омоложению «лент» и жизненно необходимы для их сохранения. Более того, ученые советуют не слушать мнение обывателя, которое зачастую вредит и мешает работать. Но не тут-то было.

Так называемые «зеленые» рапортуют о нарушениях лесного законодательства не только на региональном, но и на федеральном уровне. В конце 2018 года в Алтайском крае возникла угроза сокращения расчетной лесосеки на тех участках леса, которые были переданы в аренду на 49 лет и где хозяйственная деятельность ведется в строгом соответствии с законом. Возникает логичный вопрос: кто согласится инвестировать в лесной комплекс, зная, что государство, пойдя на поводу у неспециалистов, может лишить арендатора сырья?


Михаил Ключников.jpg



Михаил Ключников

президент СОЛО «Алтай-лес»
(некоммерческая организация),

д. с.-х. н., Заслуженный лесовод РФ

– Я объехал всю Россию, общался со многим лесниками. Нет в стране другого такого клочка в миллион гектаров, где бы настолько высоко велось лесное хозяйство. Я имею в виду весь комплекс целиком. И то, что Алтайский край становился лучшим из субъектов в области лесных отношений, – на 90 % благодаря ленточным борам. И вспомните, где мы всегда проводили всероссийские совещания, где мы могли показать свои достижения – не где-нибудь, а в «ленте». Население России хочет жить в развитом в экономическом плане государстве, иметь сильные производственные мощности и выпускать продукцию, которая нарасхват на мировом рынке, мы хотим иметь экологически чистую страну. У государства есть земля – сельскохозяйственная и лесной фонд. Мы должны вести хозяйство на этой земле таким образом, чтобы эта земля максимально продуцировала. <…> За последние двадцать лет запасы насаждений перемещаются в сторону спелых и перестойных. Это говорит о том, что не вырубается ленточный бор, нет никакой угрозы к его вырубанию. Это опровергает слова о том, что в ленточных борах ведется промышленное, нещадящее пользование. Это статистика, с которой спорить нельзя. В 130–160 лет погибает 99 % всех деревьев. Насаждения в таком возрасте на огромных территориях – вот настоящая проблема. Я за то, чтобы продолжить капитальную работу с наукой, независимой от власти, бизнеса и других заинтересованных структур.


Сергей Залесов.jpg


Сергей Залесов

д. с.-х. н., профессор,
академик Российской академии естествознания,
проректор по научной работе,
заведующий кафедрой лесоводства УГЛТУ,
Заслуженный лесовод РФ

– Обеспокоенность людей продиктована тем, что в погоне за экологией могут запретить все виды рубок в ленточных борах, кроме санитарных. Так вести хозяйство нельзя. Это уровень неандертальцев. Ведь ни у кого не возникает желания собирать урожай, когда он сгниет. Так и в лесу. Поэтому, если речь идет о том, чтобы сделать из ленточных боров заповедник, я категорически против.

Ленточные боры как уникальные леса нуждаются в оригинальных условиях охраны. И пока лесоводам Алтайского края это удавалось. Именно арендаторы лесных участков создали сильнейшую систему охраны лесов от пожаров. Они не просят на это денег, а зарабатывают их сами. Чтобы критиковать арендатора, нужно научно доказать, в чем именно он причинил вред. Где анализ? Голословные заявления приведут к самым печальным последствиям прежде всего для самого леса.

Много приходится слышать о сохранении биологического разнообразия. Читал, что в Алтайском крае в ходе рубок уничтожили места обитания краснокнижных видов. Но это не так. Правильно проведенная выборочная рубка, наоборот, создает условия для биологического разнообразия. Простой пример: лосю в высокополнотном спелом лесу нечего есть.

Я часто встречаюсь с людьми, которые прикрываются вопросами экологии и призывают к запрету рубок, но в то же время продолжают сидеть на деревянных стульях и покупать мебель из цельного массива. Нередко приходится наблюдать, как конкуренты борются за право арендовать участки леса путем поднятия экологических вопросов. Такие манипуляции ни в коем случае не могут стать поводом для принятия государственных решений.


Для понимания ситуации отметим, что в Алтайском крае, малолесном регионе, где всего 22  % площади покрыто лесом, научились максимально эффективно использовать при-родные ресурсы. Более 80 % заготавливаемой древесины перерабатывается на современных заводах и поставляется на внутренний рынок и за рубеж в виде готовой продукции (пиломатериалы, окна, двери, лестницы, дома из клееного бруса, пеллеты, брикеты).

Древесина в круглом виде (а за это часто критикуют некоторые регионы) практически не поставляется за границу. Более того, здесь успешно реализованы два инвестиционных проекта – лесодеревоперерабатывающие комбинаты. И на подходе – третий комбинат, по утилизации щепы, опилок и низкосортной древесины, что позволит сделать производство безотходным.

Добавим к вышесказанному и тот факт, что в Алтайском крае арендаторы создали одну из лучших противопожарных систем в России. Это один из немногих субъектов СФО, где наблюдается положительная динамика между убытием и прибытием лесов.

Одиннадцать лет работы, три современных комбината, новые технологии, четыре тысячи рабочих мест, сотни тысяч восстановленных после пожаров лесов и почти миллиард налоговых отчислений – и все эти результаты мо-гут перечеркнуть в один момент. Из-за чего?

ОСТАНУТСЯ БЕСПРИЗОРНЫМИ?
Представители общественности манипулируют, как правило, тремя аргументами.

Во-первых, особо охраняемыми природными территориями, где любая хозяйственная деятельность должна быть запрещена (под давлением «зеленых» идет активная работа по выделению зон особой охраны в Алтайском крае. – Прим. автора). В результате на этих участках леса копятся громадные запасы спелой древесины и, как следствие, возникает угроза лесных пожаров, ветровалов, размножения вредителей леса. Другими словами, заказники  – это пороховые бочки, которые могут взорваться в любой момент. И чем их больше, тем больше вероятность трагедии.

В-третьих, возрастом рубок. В ленточных борах, где 80 % насаждений уже сегодня находятся в возрасте спелости и приближаются к перестойным лесам, его хотят поднять до 120 лет. В итоге получится, что древесина будет гнить и усыхать на корню. Медленная смерть вместо создания условий для молодой смены.

Во-вторых, биологическим разнообразием. Птицы, животные, растения, как утверждают некоторые экологи, страдают от лесозаготовки. И никто не принимает во внимание мнение лесоводов: прореживание древостоя, наоборот, способствует всплеску продуктивности как растительного, так и животного мира.

В Алтайском крае древесины заготавливается немного, но каждый «куб» идет в дело
При анализе аргументов «экологов» создается впечатление, что под видом защиты лесов проводится целенаправленная работа по их уничтожению. Судите сами: запрет деятельности (прежде всего рубок) приведет к неминуемому старению лесов и их гибели. Кроме того, арендаторы лесных участков, направляющие средства на охрану лесов от пожаров и лесовосстановление, не смогут продолжать эту работу в условиях сокращения расчетной лесосеки. Леса могут остаться беспризорными. И это с учетом серьезной антропогенной нагрузки. Вблизи ленточных боров расположены сотни населенных пунктов. Привлекает внимание и тот факт, что «экологов» в Алтайском крае интересуют только те леса, где ведется законная хозяйственная деятельность. Проблема «черных» лесорубов, которые на самом деле наносят серьезный ущерб экосистеме, остается вне «экологической» работы.

Автор публикации ни в коем случае не хотела обидеть представителей профессий, чья работа связана с защитой окружающей среды. Речь идет о так называемых «экологах», которые под видом сохранения лесов или других природных объектов преследуют совершенно другие интересы  – подрыв экономики страны. И это повод задуматься, как можно развивать лесной комплекс, когда есть силы, работающие прямо против этого самого развития?

Ольга Лисица

Актуальные темы свежего номера
Технологии лесозаготовок
Технологии лесозаготовок
Инфраструктура