Посадили и забыли

29.11.2019

В апреле 2019 года сотрудники и добровольцы «Гринпис» провели выборочную оценку результатов лесовосстановления в Сосновском участковом лесничестве Ленинградской области. Выводы оказались крайне печальными…

А ЧТО ТУТ ИНТЕРЕСНОГО?
Это не первое независимое обследование результатов лесовосстановления в Ленобласти – такие уже проводились по инициативе «Гринпис» и Общероссийского народного фронта. Почему такой интерес к лесовосстановлению именно в этом регионе?

Во-первых, массовые сплошные санитарные рубки, проводившиеся на Карельском перешейке под предлогом борьбы с короедом-типографом, вызвали очень широкий общественный протест, на который не могли не отреагировать общественные организации.

Во-вторых, Ленобласть считается одним из лучших по лесовосстановлению регионов России, а своеобразным эпицентром лесовосстановления в ней до недавнего времени было именно Сосновское участковое лесничество  – как раз на его территории проводились самые массовые акции по посадке леса, в том числе с участием руководителей региона и Рослесхоза.

В-третьих, лесовосстановление в Сосновском лесничестве в последние годы проводится почти исключительно с использованием посадочного материала с закрытой корневой системой, а это сейчас любимая тема Рослесхоза (согласно новым Правилам лесовосстановления, вступившим в силу в мае 2019 года, доля такого посадочного материала должна быть доведена к 2030 году не менее чем до 40 %). Очень важно заранее понимать, к чему приведет такое увлечение сеянцами с ЗКС, если все остальное останется «как всегда».

В-четвертых, все леса Сосновского участкового лесничества – защитные, но при этом интенсивность использования лесов для заготовки древесины в нем – одна из самых высоких в России.

В общем, ситуация в Сосновском участковом лесничестве – это очень показательный и доступный пример проблем российского лесного хозяйства в целом

То, о чем говорится ниже, в той или иной мере характерно для абсолютного большинства лесов нашей страны, в которых ведется хоть сколько-нибудь интенсивное лесопользование, и в особенности – для лесов таежной зоны.

ЕСТЬ КТО ЖИВОЙ?
Было обследовано 39 участков сплошных рубок в Сосновском участковом лесничестве, в том числе 33 участка рубок, на которых лесосечные работы были завершены не более пяти лет назад (главным образом в 2016–2018 годах), и 6 участков, на которых лесосечные работы были завершены раньше (в 2002–2010 годах).

На каждом обследованном участке (лесосеке или ее части с однотипными условиями воспроизводства лесов) закладывалась пробная площадь (согласно ГОСТ Р 58004-2017 «Лесовосстановление. Технические условия», размером 20 х 20 м, то есть 400 м2, на типичном участке лесосеки). Обследованные участки и соответствующие пробные площади располагались двумя большими кластерами: на вырубках, примыкающих к новому Приозерскому шоссе (33 пробных площади), и на вырубках, расположенных в западной части лесничества, примерно в 2,5  км к юго-западу от населенного пункта Крутая Гора.

В период, когда проводилось обследование, на открытых участках завершалось интенсивное таяние снега, однако на некоторых лесосеках снег занимал основную часть площади (на таких участках обследование и закладка пробных площадей не проводились  – по ним эта работа будет сделана позднее). На отдельных участках в день обследования сохранялось небольшое количество снега, главным образом в бороздах, но принципиально повлиять на оценку лесовосстановления такое количество не могло. Часть борозд, в которые производилась посадка сеянцев, была залита водой; утопленные сеянцы учитывались наравне с неутопленными, по их текущему внешнему виду и состоянию. Для установления использовавшегося типа посадочного материала выборочно выкапывались погибшие сеянцы  – во всех случаях они оказались сеянцами с ЗКС; случаев использования сеянцев с открытой корневой системой на вырубках этого периода не выявлено. На всех участках, где проводилось искусственное лесовосстановление, технология подготовки почвы и посадки была одинаковой – с напашкой плужных борозд и посадкой в дно борозды или, в двух случаях, частично – в дно, частично – в край борозды.

При обследовании сеянцы делились на жизнеспособные и нежизнеспособные согласно п.  14 действующих Правил лесовосстановления, при этом неустранимые сомнения в жизнеспособности сеянца всегда трактовались в его пользу (то есть сомнительные сеянцы относились к жизнеспособным). Согласно этим Правилам, «при посадке лесных культур саженцами, сеянцами с закрытой корневой системой допускается снижение количества высаживаемых растений до 2 тыс. штук на 1 гектаре» (п. 37) и «лесные культуры с приживаемостью менее 25 % считаются погибшими» (п. 54). Таким образом, в данном случае погибшими должны считаться лесные культуры, от которых осталось меньше, чем 500 жизнеспособных сеянцев на гектар.

Из 33 обследованных участков и пробных площадей, пришедшихся на рубки этого периода, на 30 отмечены какие-либо признаки искусственного лесовосстановления или подготовки почвы под него, в том числе на 27 в пределах пробных площадей отмечены хотя бы какие-то сеянцы, живые или мертвые. В трех случаях на обследованных участках искусственное лесовосстановление не производилось, но был сохранен подрост ели (в том числе в двух случаях  – в достаточном для формирования молодого елового насаждения количестве). В трех случаях на обследованных участках был сохранен подрост в достаточном для формирования молодого елового насаждения количестве, но проводилось и искусственное лесовосстановление  – то есть фактически лесовосстановление было комбинированным, при этом успешным.

В одном случае было отмечено проведенное дополнение лесных культур – впрочем, даже это дополнение не обеспечило нормативную численность жизнеспособных сеянцев. Ни одного случая, когда после искусственного лесовосстановления сохранилось бы нормативное количество жизнеспособных сеянцев, не требующее дополнения лесных культур, в ходе обследования не отмечено (отдельные фрагменты хорошо сохранившихся рядов лесных культур есть, но именно фрагменты, не значимые в масштабах лесосек).

ПОЧЕМУ ТАК ПОЛУЧАЕТСЯ?
Изначально на всем этом огромном участке выбрана неправильная технология подготовки почвы и посадки – с напашкой плужных борозд и посадкой сеянцев с закрытой корневой системой в дно борозды. Это можно было бы списать на ошибки конкретного арендатора, если бы не одно обстоятельство: в посадках леса на этой территории принимали участие руководитель Рослесхоза И. В. Валентик и губернатор Ленинградской области А. Ю. Дрозденко (в рамках Всероссийского дня посадки леса 2017 года), а их сопровождали отраслевые специалисты, которые должны были это заметить.

Посадка сеянцев в дно борозды ведет к тому, что:

  • корневая система этих сеянцев сразу оказывается в уплотненном и относительно бедном нижнем горизонте почвы, в не очень благоприятных для роста новых корней и питания молодого дерева условиях;

  • сеянец оказывается в заведомо проигрыш-ной позиции по отношению к растущей на окружающей территории травянистой растительности, а потом и поросли быстрорастущих лиственных деревьев и кустарников  – ниже их на 20–30 см, а иногда и больше, если борозды особенно глубокие;

  • на плохо дренированных почвах при снеготаянии или после интенсивных дождей значительная часть сеянцев оказывается подтопленной, а то и вовсе залитой водой – и в результате вымокает, гибнет или как минимум теряет часть благоприятного для роста периода.

Использование сеянцев с закрытой корневой системой усугубляет эти проблемы. В итоге там, где стандартные сеянцы с открытой корневой системой еще могли бы выжить, сеянцы с ЗКС гибнут.

Сеянцы, посаженные в дно борозды, сразу оказываются в неблагоприятных условиях  – ниже окружающей поверхности почвы и растущей на ней травы.

Густая трава на сильно задерненных участках не только затеняет сеянцы, но и полегает на них осенью, вместе со снегом придавливая к земле даже те, которые не погибли из-за недостатка света. У таких раздавленных полегшей травой и снегом сеянцев практически не остается шансов выжить.

На плохо дренированных участках сеянцы, посаженные в дно борозды, при весеннем снеготаянии или после сильных дождей часто надолго оказываются в воде. От долгого затопления сеянцы гибнут, от кратковременного – отстают в росте, теряя значительную часть подходящего для развития теплого периода года.

Явных следов ухода за лесными культурами нигде
не обнаружено

В результате практически все сеянцы при такой посадке гибнут – их судьба почти не зависит от того, воткнут их в дно борозды или просто бросят засыхать на ближайшем пеньке.


Алексей Ярошенко.jpg


Алексей Ярошенко

Руководитель лесного отдела «Гринпис России» и редактор новостей «Лесного форума Гринпис». Биолог, закончил биофак МГУ имени М. В. Ломоносова и аспирантуру Пущинского государственного университета, кандидат биологических наук. Работает в «Гринпис» с 1996 года, в российском природоохранном движении (Дружина охраны природы Биофака МГУ и др.) – с 1984 года.


Еще одной серьезной проблемой является использование некачественного посадочного материала или неправильное обращение с ним при хранении и перевозке. За последние годы в России значительно увеличилось количество питомников, выращивающих сеянцы с ЗКС, и федеральные органы управления лесами настаивают на дальнейшем увеличении, но достаточная для работы с этим новым типом посадочного материала технологическая культура еще не сформировалась и специалистов пока остро не хватает. В результате часто посадочный материал попадает на места посадки в таком виде, который почти не оставляет лесным культурам шансов на выживание.

Здесь сама подготовка почвы и посадка сделаны неплохо, и если бы сеянцы были живыми, из них могли бы получиться неплохие лесные культуры. Но из мертвых сеянцев ничего все равно не вырастет.

Вот так в целом распределились обследованные участки лесосек последних пяти лет по результатам лесовосстановления.jpg

Из-за всех этих неблагоприятных обстоятельств на огромных площадях выживают лишь единичные высаженные сеянцы, и вырубленные площади зарастают в лучшем случае тем же, чем они зарастали бы без всяких работ по лесовосстановлению. Более того  – при очистке лесосеки и подготовке почвы (напашке борозд для посадки лесных культур) уничтожается значительная часть даже того подроста, который пережил саму рубку. В результате такое «искусственное лесовосстановление» часто приводит к тому, что на участках, где естественным образом мог бы сформироваться как минимум смешанный молодой лес, образуются практически чисто лиственные молодняки или, на склонных к задернению почвах, редины и пустоши.

Относительно приличных результатов лесовосстановления, по крайней мере с точки зрения воспроизводства ценных хвойных лесов, получается добиться только там, где при рубке сохраняется значительное количество елового подроста.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ
1. Существующая система лесовосстановления, в том числе искусственного, не обеспечивает воспроизводства ценных молодых насаждений после сплошных рубок – даже в защитных лесах и даже там, где лесовосстановление проходит под присмотром и с непосредственным участием высокого отраслевого и регионального начальства. Искусственное лесовосстановление в Сосновском участковом лесничестве лишь имитирует воспроизводство лесов, но фактически не приводит к сколько-нибудь значимым положительным результатам. В таком лесовосстановлении нет ровным счетом никакого смысла, кроме создания красивой отраслевой отчетности и имитации бурной деятельности по воспроизводству лесов.

2. При сохранении сложившейся практики лесовосстановления использование посадочного материала с закрытой корневой системой не улучшает, а лишь ухудшает ситуацию, ведет к более быстрой и практически полной гибели сеянцев. Ситуация усугубляется низким качеством посадочного материала с закрытой корневой системой – сеянцы ко времени посадки могут быть уже нежизнеспособными или ослабленными, значительная их часть может быть представлена сдвоенными или строенными сеянцами. Без изменения сложившейся практики лесовосстановления переход на сеянцы с закрытой корневой системой или увеличение доли этих сеянцев не имеют никакого смысла  – они принесут больше вреда, чем пользы.

3. Созданная пять лет назад система государственного мониторинга воспроизводства лесов фактически не работает и не выявляет такие крупномасштабные случаи неудачного воспроизводства, как в Сосновском участковом лесничестве Ленинградской области.

Алексей Ярошенко,
руководитель лесного отдела «Гринпис»

Фото: Татьяна Хакимулина и Вилен Лупачик



Актуальные темы свежего номера
Это интересно
Лесопользование
Зарубежный опыт