Непросто, недешево, необходимо

04.04.2017

Тема лесных сертификатов становится все более актуальной для многих предприятий ЛПК нашей страны. При этом довольно сложно узнать, как же их получить. Попробуем выяснить, к чему должны быть готовы российские лесные компании, решившие пройти процедуру получения международных сертификатов FSC и SBP.

Данный материал подготовлен по информации, прозвучавшей в докладе Алексея Зенкова, представителя ООО «БиоЛесПром» на одной из конференций по лесной тематике в Москве. Те сложности, с которыми столкнулось работающее в лесах Вологодской области среднее предприятие лесной промышленности замкнутого производства (объем расчетной лесосеки 130 тыс. м3, объем лесопиления 36 тыс. м3, производство топливных гранул 18 тыс. т), и те преимущества, которые им приобретены, вполне типичны для большинства предприятий ЛПК России.

ЕСЛИ ДЕЛАТЬ, ТО ДЕЛАТЬ ПРАВИЛЬНО
В 2013 году, когда компания получала сертификат FSC, он был еще необязательным, но при этом вологжан постоянно «пугали» тем, что без сертификата им скоро будет сложно продать балансы, доску и гранулы на экспорт. Решили подстраховаться. Первая проблема, с которой столкнулась компания, – высокая стоимость как первоначального аудита, так и последующих, которые надо проходить ежегодно. В той же Европе аналогичные услуги стоят дешевле, поскольку там развит сам рынок этих услуг, а в России практически нет конкуренции в этой области. Вторая проблема – большой объем подготовки документации: компания была вынуждена нанимать консультантов, людей с высшим лесным образованием, как правило, преподавателей лесных вузов, чтобы качественно подготовиться к сертификации. Много средств потребовало и приведение условий труда в соответствие требованиям. На момент прохождения сертификации у компании было 12 лесных бригад (70 работников), комплект спецодежды на каждого человека стоил на тот период свыше 50 тыс. руб. (сейчас наверняка больше). Кроме того, потребовалось провести дополнительные инструктажи и обучение всех работников, участвующих в лесозаготовке. Были и другие проблемы, для преодоления которых понадобились средства и время.

Неоспоримое преимущество – это устойчивое ответственное лесопользование, бережное отношение к природе

Первым преимуществом сертификации, по мнению А. Зенкова, стало то, что подготовка к аудиту позволила навести почти идеальный порядок в производственном процессе, улучшить условия труда лесозаготовителей. Вторым плюсом стали доплаты от самых «продвинутых» потребителей продукции компании. К примеру, так поступает компания IKEA, которая обязалась в 2016 году полностью перейти на использование сертифицированного сырья. А если кто-то из покупателей и не может пока доплачивать за наличие сертификата, то при рассмотрении предложений от поставщиков предпочтение чаще отдается тем, у кого он есть. Сертификат – это выход на мировой рынок, поскольку существует база данных сертифицированной продукции и заказчик в любой точке мира может по этой системе посмотреть, есть ли в интересующем его регионе производитель такой продукции.

Также сертификация обеспечивает прочные связи между производителями и потребителями сертифицированной продукции.

Так что вывод, к которому пришли руководители вологодского предприятия, вполне положительный: сегодня есть покупатели, которые «созрели» для сертифицированной продукции и готовы платить за нее дороже.

ТОПЛИВНЫЙ УЗЕЛ
С SBP-сертификацией все еще сложнее, она грозит стать серьезной проблемой для России. Многие компании, которые занимаются лесопилением, имеют проблемы с утилизацией отходов. Наиболее успешным решением этой задачи стало производство топливных гранул. Вологодская компания занимается этим с 2007 года, и основными требованиями потребителей всегда были показатели по зольности, влажности, калорийности. Но с 2013 года крупнейшие мировые компании начали работать над проектом SBP. Окончательные стандарты и критерии разработали в 2015 году, а уже в 2016-м ими было заявлено, что они не будут покупать гранулы без SBP-сертификатов. Многие российские предприятия оказались неготовыми к такому повороту, тем более что пройти эту сертификацию крайне сложно. Во-первых, необходим отчет о ресурсной базе. Теперь аудитор требует доказать, что вы обладаете объемом сырья, необходимым для производства того количества гранул, которое продаете. Надо предоставить не только данные по своей ресурсной базе, но и отчет о ресурсной базе своих поставщиков. А эту информацию готовы раскрыть далеко не все российские компании. В результате, если раньше опилки и щепа поступали на производство гранул от всех лесопильных предприятий в округе, то сейчас «БиоЛесПром» может покупать сырье только у сертифицированных предприятий. А таких в этом районе Вологодской области можно по пальцам пересчитать.

Еще один минус – отсутствие каких-либо доплат за сертификацию. А ведь европейцы поступили очень грамотно, объяснив нам: «Сертификация по системе SBP – это ваш билет на наш топливный рынок». При этом сам аудит стоит достаточно дорого, далеко не каждое предприятие готово к таким затратам. Но это только часть проблем. Разработка документации тоже требует вложений, да и вообще бумажной работы становится в разы больше. И представитель вологодской компании, рассказывая о том, как им удалось преодолеть все этапы новой процедуры, предупреждает коллег: это крайне сложно и дорого. Но все же пройти этот путь предстоит всем, кто хочет иметь гарантированный сбыт за рубежом.

Проблем было бы меньше, если бы к их решению подключилось правительство, как это делается во многих странах мира. Там переход на биотопливо происходит на уровне национальной политики: фирмы, участвующие в этом процессе, получают достаточно мощные субсидии из госбюджета и различных фондов. В России этого пока нет, что вполне может уже в ближайшем будущем привести к росту проблем с утилизацией отходов лесопиления. Тут всего два пути: либо помочь своим производствам получить требуемый «билет» на европейский рынок, хотя бы частично компенсируя затраты на аудит, либо активно развивать внутренний рынок биотоплива. А лучше делать сразу и то, и другое, иначе горы опилок и щепы во всех лесных регионах России станут реальной угрозой нашей экологии…

Евгений Петров


ДОБРОВОЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ
Возможно тема сертификации в рубрике «Лес и закон» выглядит не совсем уместно, ведь сертификация является добровольной. Однако получение одобрения от лесного попечительского совета FSC подразумевает соблюдение некоторых правил, как и законодательство, регламентирующее всю деятельность в лесу.

Что интересно, требования FSC частично идентичны требованиям лесного законодательства РФ, и получение сертификата подразумевает неукоснительное соблюдение Лесного кодекса. Одной из составляющих, довольно важных для лесного попечительского совета, является прозрачность всей цепочки поставок сертифицированной продукции. Отследить древесину, из которой изготавливают, скажем, бумагу, «от самого пня» – задача не из простых, но один из механизмов, введенных российскими законодателями, может существенно в этом помочь. Речь идет о системе ЛесЕГАИС, в которой все цепочки поставок отслеживаются.

Представители FSC России отмечали на различных совещаниях в прошлом году, что ЛесЕГАИС им существенно помогает: на основании данных из этого сервиса, как подчеркнули в офисе FSC России, уже были прецеденты приостановки сертификата.



Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События