Национальный парк мегаполиса

16.01.2017

Обычный человек, услышав словосочетание «национальный парк», наверняка представит себе заповедный густой нетронутый лес в каком-нибудь отдаленном живописном уголке планеты.

Вполне вероятно, что он вспомнит американский национальный парк «Йеллоустон», «Беловежскую пущу» в Беларуси и Польше или «Плитвицкие озера» в Хорватии. Однако, если заранее не знать ответа, то представить, что национальный парк может располагаться прямо в черте города, тем более такого мегаполиса, как Москва, довольно сложно.

Территория, сегодня обозначенная на картах как национальный парк «Лосиный остров», стала известна русскому народу очень давно, буквально через несколько лет после основания Москвы. Но еще и до основания современной столицы Российской Федерации, в VII в. до н. э. – V в. н. э., в этих лесах охотились представители дьяковской культуры раннего железного века. Вместе с тем здесь обитали финно-угорские и славянские племена. В VI–X вв. тут обитали восточнославянские племена кривичей, а с VIII–XIII вв. – и вятичи.

О тех незапамятных временах можно судить исключительно по археологическим находкам, которые редко позволяют найти какую-либо информацию о лесах, разве что о фауне, на которую охотились наши предки.

Парк в истории
Упоминания в летописях встречаются с 1406 года. Охотничьи угодья, в которые входила территория современного нацпарка, были включены в состав Тайнинской дворцовой волости. С середины XII в. здесь охотились князья и цари Великих княжеств Владимирского и Московского.

В середине XV в. править волостью стал великий князь Василий II, затем его сын Андрей Меньшой Вологодский, и с тех пор Тайнинская дворцовая волость передавалась по наследству среди князей и царей. Здесь в 1564-м на медведей охотился Иван IV Грозный. В 1605 году Григорий Отрепьев, более известный как Лжедмитрий I, встречался с Марией Нагой, которую он назвал матерью, и которая признала в нем чудом спасшегося сына. А в 1608 году в лесах «Лосиного острова» стояли войска Лжедмитрия II.

Спустя еще 4 года Второе земское ополчение Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского также остановилось тут перед тем, как войти в Москву и освободить столицу от оккупации польско-литовскими интервентами
С тех пор внутренние раздоры Русского царства не касались территории современного «Лосиного острова». Около двухсот лет леса современного национального парка были предоставлены сами себе. Конечно, крестьяне здесь рубили деревья – и для строительства, и на дрова, а в охотничьих угодьях развлекались высшие саны.


Парк мегаполиса.jpg Становление лесного хозяйства

Даже петровское вальдмейстерство не сильно интересовалось «Лосиным островом», что связано в первую очередь с удаленностью его от Петербурга и кораблестроительных верфей. Однако в 1710 году, еще до создания службы вальдмейстеров, в исторических документах появляются названия «Лосиный остров» и «Лосинопогонный остров». Что касается названия, его происхождение связано с тем, что охоту здесь вели в том числе и на лося, а вот островом с географической точки зрения это место вовсе не является. Кто-то утверждает, что раньше вокруг этого леса были болота, кто-то говорит, что это «островок живой природы в мегаполисе», однако слово «остров» в старорусском языке означало не только участок суши, окруженный водой со всех сторон, –так в Центральной России именовали и уча-сток леса в степи, на открытом месте.

В 1799 году, с появлением Лесного департамента при Павле I, эти леса были переданы в ведомство казны в статусе «государевой заповедной рощи», что означало полный запрет охоты и рубки деревьев в этих угодьях. Кроме того, были проведены первая топографическая съемка и разделение леса на кварталы. Однако и после этого на протяжении пяти лет в заповедных лесах «Лосиного острова», невзирая на запреты, крестьяне активно валили деревья для своих нужд, ведь древостои никем не охранялись, тем более что столица находилась в 700 верстах. Но уже в 1804 году по указу Александра I «О содержании ночных стражей и наряде пожарных служителей» в Москве была создана государственная стража, усилившая охрану заповедной рощи.

Вскоре «Лосиный остров» был разделен просеками на 55 кварталов, а по его границе возведен высокий земляной межевой вал. В 1842 году здесь было создано первое лесничество, и тогда же проведены первые лесоустроительные работы, именовавшиеся «лесоупорядочиванием». Таксацию провели Егор Гримме и Николай Шелгунов. Согласно материалам того лесоустройства, заповедные леса на треть были еловыми.

С 1844 года в «Лосином острове» начали проводиться активные лесокультурные работы. На протяжении 115 лет высаживались сосны, которые и по сей день отлично сопротивляются колоссальному антропогенному воздействию со стороны Москвы. Даже во время революции и топливного кризиса рубка деревьев в заповеднике была запрещена, а вся территория «Лосиного острова» была включена Московским городским советом в разряд особо ценных лесных массивов. С 1920 года заповедник находился в ведении различных научных и учебных заведений – сперва Тимирязевской сельхоз-академии, затем – Московского лесного института, а потом – Центральной лесной опытной станции.

В 1931 году «Лосиный остров» был включен в 50-километровый зеленый пояс вокруг Москвы. В годы Великой Отечественной войны часть лесного массива все же была срублена, однако посадка леса не прекращалась. В 1979 году по решению Московского областного совета народных депутатов массив был преобразован в природный парк, и уже в 1983 Совет министров РСФСР утвердил присвоение «Лосиному острову» статуса национального парка. Благодаря такой насыщенной истории до наших дней дошел прекрасный образец среднерусской природы, сохранивший флору и фауну ближнего Подмосковья.

Флора, фауна... и люди
В сентябре 2006 года Юрий Лужков пытался сократить площадь национального парка на территории Москвы на 150 га (сейчас площадь парка в черте города составляет 3077 га), чтобы построить четвертое транспортное кольцо и коттеджный поселок «Посольский городок», однако в январе 2007 года Правительство РФ отказало столичному мэру.

Сегодня в национальном парке произрастает более 500 видов растений, среди которых 32 вида древесных. Береза, сосна, ель, липа, дуб – все это можно увидеть на прогулке по парку. Даже на участках парка, приближенных к городам, обитают виды, занесенные в Красную книгу Москвы. Так, например, в пойме реки Яузы, даже в непосредственной близости к центру города Мытищи, живет более 20 видов редких животных и насекомых, а также встречаются 3 вида краснокнижных растений. Однако сейчас поголовье животных в парке находится в опасности из-за стай бездомных собак, которые охотятся на оленей, лосей, кабанов, белок и прочих. В 2005 году бездомные собаки истребили всех косуль, и проблема до сих пор не решена. В 2008 году Юрий Лужков принял решение о строительстве 15 приютов для собак, на что было выделено 2,7 млрд руб., однако на сегодняшний день сдано всего 2 приюта, а остальные представляют собой асфальтированные площадки с пустыми собачьими клетками.

Бездомные собаки существенно сокращают численность животных в национальном парке

Безусловно, национальный парк, расположенный в черте города, испытывающий колоссальную рекреационную нагрузку, а также подверженный сильнейшему антропогенному воздействию, находится в сложнейшем положении. На протяжении около 110 км парк граничит с жилыми массивами, заводами и ТЭЦ. Кое-где в парке проходят высоковольтные ЛЭП, его пересекает МКАД. И даже в таких условиях поддержанием и сохранением парка занимаются природоохранные организации Москвы, Министерство природных ресурсов и экологии РФ, Московский государственный университет леса и Международный союз охраны природы. Надеемся, что усилий всех этих организаций и ведомств хватит, чтобы сохранить природный музей, коим является национальный парк «Лосиный остров». А если вы, дорогие читатели, тоже хотите помочь, то можете посетить сайт elkisland.ru и связаться с администрацией национального парка.

Александра Романова
Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События