Интенсификацию лесного хозяйства обсудили в Республике Коми

12.05.2015

"Интенсификация лесного хозяйства: перспективы и ограничения в Республике Коми". Под таким названием 23-24 апреля 2015 года прошел очередной республиканский Лесной диалог, организованный фондом "Серебряная тайга" в партнёрстве с АО "Монди СЛПК".

Лесной диалог - это дискуссионная площадка для обсуждения актуальных вопросов лесоуправления и лесопользования, на которой каждой из заинтересованных сторон предоставляется равная возможность участия в обсуждении проблем. Проведение встреч в этом формате практикуется в республике по инициативе "Серебряной тайги" на протяжении последних пяти-шести лет. За это время Лесной диалог стал результативной формой общественного участия, обмена мнениями и совместного поиска оптимальных путей решения актуальных проблем разными заинтересованными сторонами.

На этот раз в диалоге приняли участие 45 человек. Это представители органов местного самоуправления и населения лесных районов, Комитета лесов и Министерства промышленности и энергетики РК, неправительственных природоохранных организаций - Всемирного фонда дикой природы и фонда "Серебряная тайга", Межрегионального общественного движения "Коми войтыр", специалисты АО "Монди СЛПК", ООО "Лузалес" и других предприятий лесного сектора, сотрудники Института социально-экономических и энергетических проблем Севера, Сыктывкарского лесного института, специалисты-эксперты в области интенсивного лесного хозяйства, журналисты.

ИЛХ - что это такое?

Первая часть встречи была посвящена докладам-презентациям по теме диалога. Начав знакомство с ней с философии интенсивного лесного хозяйства, с определения его сути, раскрыл которую эксперт в области ИЛХ П.В. Безверхов (компания "Лесная альтернатива", г. Тихвин, Ленинградская область), далее участники диалога получили возможность познакомиться с действующими в бореальных лесах моделями интенсивного хозяйствования. Директор Фонда "Серебряная тайга" Ю.А. Паутов показал фильм об истории становления интенсивного лесного хозяйства в Швеции и представил презентацию об особенностях финской модели ИЛХ. Из увиденного и услышанного было очевидно, что и в том, и другом случае ведущая роль в переходе к интенсивному лесному хозяйству принадлежала государству. И это несмотря на то, что в обеих северных странах государство - не единственный владелец леса. В Финляндии частным лесовладельцам принадлежит более половины лесопокрытых площадей, а в Швеции в частной собственности находится более 80 процентов лесов.

Далее естественно следовал разговор о перспективах развития интенсивного лесного хозяйства в России и позиции государства в этом вопросе. Раскрыть эту тему и ответить на многочисленные вопросы участников диалога попытались руководитель Лесной программы WWF России Н.М. Шматков и А.В. Шлямин, руководитель комитета лесов Республики Коми, представивший Федеральную программу интенсификации лесного хозяйства.

Основной плюс интенсивного лесного хозяйства, с точки зрения экологов, - это возможность сохранения последних, имеющих наивысшую экологическую ценность, массивов малонарушенных лесов, которые при пионерном, экстенсивном освоении исчезают с большой скоростью. К примеру, по данным WWF, только за тринадцать лет (с 2000 по 2013) Россия потеряла 21 млн га ценных девственных лесов. Разумеется, ведение хозяйства на уже освоенных территориях, расположенных ближе к дорогам, населённым пунктам, центрам переработки будет иметь и экономический, и социальный эффект, поскольку даст возможность возрождения тем сельским территориям, которые сегодня фактически брошены на выживание. Понимая это, российские неправительственные природоохранные организации уже не первый год продвигают идею постепенного перехода лесного хозяйства страны к интенсивной модели.

Учитывая, что государство является у нас единственным собственником леса, а значит именно государство наиболее заинтересовано в эффективном лесном хозяйстве, логично ожидать от него активных действий в этом направлении. Но, судя по федеральной программе интенсификации лесного хозяйства, наше государство не готово инвестировать в этот процесс. Все действия в этом направлении перекладываются на арендатора, при этом никаких стимулирующих механизмов не предусматривается. Как отметил в ходе дискуссии Павел Безверхов, "собственность на леса государственная, федеральная, а активность негосударственная".

Республика Коми - не исключение

Здесь инициаторами процесса также являются бизнес в лице Монди СЛПК и неправительственные организации. Правда, несколько лет назад по заказу регионального Комитета лесов ООО "Техкарта" проведено районирование территории республики с точки зрения целесообразности ведения интенсивного лесного хозяйства, выделены зоны интенсивного и экстенсивного хозяйствования. Результаты этой работы представил участникам Лесного диалога директор ООО "Техкарта" А. В. Серов.

По словам А.В. Шлямина, сейчас идёт подбор лесных участков, на которых основным арендатором - Монди СЛПК - будет вестись экспериментальная работа. На вопрос о том, как государство видит внедрение интенсивного лесного хозяйства на не арендованных территориях, А.В. Шлямин ответил, что, по его мнению, в государстве пока нет взгляда на лесное хозяйство как самостоятельную отрасль экономики: "Этот взгляд только начинает формироваться. Думаю, что постепенно дело дойдёт и до остального лесного хозяйства. Для этого нужно понимание, что лесное хозяйство - не место для закапывания денег, а самостоятельная экономическая отрасль". Что касается Республики Коми, то, по словам руководителя Комитета лесов, выделение соответствующих участков под внедрение интенсивного лесного хозяйства и на не арендованных территориях сейчас обсуждается.

С необходимостью перехода к интенсивному лесному хозяйству согласился и первый заместитель министра развития промышленности, транспорта и связи А.А. Гибеж: "У меня ощущение такое, что мы уже подходим к той черте, к которой подошли финны и шведы, когда задумались о кардинальном изменении подходов к ведению лесного хозяйства". В своей презентации на Лесном диалоге Александр Анатольевич остановился на проблеме, которая неизбежно возникнет при переходе к интенсивной модели хозяйствования, - на возможностях использования в республике мелкотоварной древесины.

Экономическому обоснованию необходимости перехода к интенсивному хозяйству на арендованной территории был посвящен доклад В.Е. Чупрова, начальника отдела планирования лесообеспечения АО "Монди СЛПК". По словам Василия Ефимовича, к переходу на интенсивное лесное хозяйствование их вынуждает экономическая целесообразность. Ведь леса всё дальше от комбината, и среднее расстояние вывозки уже сегодня - 240 км. Именно поэтому АО "Монди СЛПК" и переходит от разговоров об интенсификации к практическим шагам по внедрению ИЛХ, надеясь при этом, что и другие участники лесных отношений, и прежде всего владелец лесов - государство - осознанно подключатся к этому сложному процессу.

Что мешает интенсификации лесного хозяйства?

Значительная часть отведённого для Лесного диалога времени была посвящена работе в двух секциях, где состоялось более детальное обсуждение темы. В одной из них шла дискуссия по экономическим аспектам интенсивного лесного хозяйства, в другой обсуждались социально-экологические аспекты. Несмотря на некоторые разногласия в деталях, все участники Лесного диалога согласились с тем, что переход от экстенсивной к интенсивной модели лесного хозяйства необходим и неизбежен, иначе недалёк тот день, когда лесная промышленность окажется в тупиковой ситуации, без экономически доступного ресурса. Вопрос в том, чтобы осознать это раньше, чем прогнозируемая тупиковая ситуация наступит, и максимально содействовать процессу перехода к интенсивному хозяйству.

Действия государства, являющегося единственным собственником лесов в стране, мало похожи на поведение заинтересованного лесовладельца. С одной стороны, государство декларирует необходимость внедрения интенсивного лесного хозяйства, с другой - не предлагает никаких механизмов такого перехода - ни экономических, ни нормативных, ни финансовых. Получается, что лесовладелец перекладывает все усилия и расходы по переходу к интенсивному лесному хозяйству на арендатора, при этом никак его не мотивируя. Что касается перехода к интенсивному хозяйствованию на не арендованных лесных территориях, то об этом пока и речи нет. Между тем именно на ранее освоенных территориях, не находящихся сейчас в аренде, интенсивное лесное хозяйство наиболее целесообразно, поскольку они ближе к населённым пунктам, дорогам, центрам переработки.

По мнению участников диалога, не способствует переходу к интенсивному лесному хозяйству и отсутствие единого понимания ИЛХ и единого подхода к его внедрению среди специалистов лесного комплекса. Существующая сейчас система арендных отношений, при которой нет гарантий возврата инвестиций, нет долгосрочного интереса арендатора в капитализации лесного участка, также не способствует развитию интенсивного хозяйствования.

Обсуждая "препоны" на пути к интенсивному лесному хозяйству, обратили внимание на необходимость дополнительного обоснования оптимального возраста рубок. По мнению В.В. Пахучего (Лесной институт), это один из основных вопросов, потому что возможна подмена ИЛХ снижением возраста рубок. С экономической точки зрения обосновал это П.В. Безверхов: "Когда мы снижаем возраст рубки, мы уменьшаем стоимость лесного участка. Потому что мы получили бы с этого участка через какое-то количество лет существенно больше, чем сейчас. И денег вкладывать в случае снижения возраста рубки придется потом больше. Иными словами, это временный, "наркоманский" вариант пользования".

В ходе дискуссии назывались и другие причины, мешающие переходу к интенсивному лесному хозяйству. В том числе говорили о том, что необходимость такого перехода пока не осознана обществом, поскольку у населения недостаточно знаний об этом.

Учиться лучше на чужих ошибках

Участники диалога неоднократно обращались в ходе дискуссии к опыту других бореальных стран. Что не удивительно, памятуя поговорку о том, что учиться на чужих ошибках - это возможность избежать своих. А опыт других стран показывает, что ведение интенсивного лесного хозяйства с ориентацией только на получение максимального "урожая древесины" грозит потерей биологического разнообразия, ухудшением природоохранных свойств лесов, качества почвенных и водных ресурсов. В итоговом документе Лесного диалога предложены варианты, позволяющие избежать подобных последствий - это ландшафтное планирование лесного хозяйства на выделенной территории, с учетом социальных и экологических ограничений и мнений заинтересованных сторон, а также выявление на стадии планирования наиболее экологически ценных участков, их картирование и сохранение ключевых биотопов на локальном уровне.

При обсуждении социально-экологических аспектов много внимания было уделено вариантам ведения лесного хозяйства в социально значимых лесах - с одной стороны, эти леса наиболее доступны и важны для населения, с другой - наиболее доходны с точки зрения инвестиций в интенсивное лесное хозяйство. При этом в настоящее время лесное хозяйство в этих лесах практически не ведётся: нет плана ведения хозяйства, проводятся хаотичные рубки вокруг поселков, самые доступные и доходные лесные участки постепенно теряют свою экологическую и экономическую ценность. Что с этим делать? В ходе диалога возникла идея проекта "Модельной лесной деревни" - управления и ведения лесного хозяйства в социальных лесах общиной, местным предприятием, локальным хозяйствующим субъектом. В Швеции, Финляндии, Германии и других странах имеются многочисленные примеры "коммунального лесного хозяйства", когда доходы от управления и использования лесов вокруг поселений поступают в бюджеты этих поселений. 10 тыс. га - достаточная площадь для обеспечения жизнестойкости такого варианта. Конечно, для внедрения такого "модельного проекта" необходимо предварительно просчитать все расходы - доходы, а также рассмотреть возможные риски.

От разговоров - к реальным действиям

Участники диалога обсудили и предложили конкретные рекомендации по переходу от экстенсивной к интенсивной модели лесного хозяйства в Республике Коми. Среди них - создание в шаговой доступности от Сыктывкара демонстрационных участков, на которых можно показывать и распространять идею интенсивного лесного хозяйства, передавать знания об этом всем заинтересованным участникам; закладка в зоне транспортной доступности ландшафтного полигона достаточной площади (15-25 тыс. га), со спроектированным полным циклом ИЛХ с учетом экологических и социальных ограничений; разработка "модельного проекта" управления и ведения интенсивного лесного хозяйства в припоселковых "социальных" лесах с активным привлечением местного населения...

Участники Лесного диалога предложили также рассмотреть и обсудить на конференциях МОД "Коми войтыр" и на других общественно значимых площадках идею и механизм возврата денег от ведения лесозаготовок в лесное хозяйство, что крайне важно для развития интенсивного хозяйствования.

Рослесхозу предложено опробовать латвийскую систему перехода к ИЛХ в одном из регионов европейской части России, путем создания на базе существующих органов управления лесами государственного коммерческого предприятия, которое будет вести лесное хозяйство на этой территории.

Участники диалога надеются, что эти и другие конкретные предложения и рекомендации помогут перейти от разговоров об интенсификации лесного хозяйства к реальным шагам по его внедрению.

"Такие дискуссии помогают формировать позицию"

В завершение участники дискуссии отметили плюсы и минусы состоявшегося Лесного диалога.

Вот несколько мнений:

- Для более полноценного и предметного разговора не хватило "лесной компоненты" - выезда в лес и совместного обсуждения проблемы на примере конкретного лесного участка (П. Безверхов, ООО "Лесная альтернатива").

- Если мы хотим, чтобы чиновники полноценно участвовали в диалоге, надо сделать обсуждение в первой части мероприятия, иначе получается, что до дискуссии большинство из них "не досиживает" (А. Серов, ООО "Техкарта").

- Всё было очень полезно. Многое включу в свои курсы. Надеюсь, что наши рекомендации выйдут и за пределы Республики Коми (В. Пахучий, Сыктывкарский лесной институт).

- Диалог был результативным и полезным. Удручает, что наши возможности владельцем лесов пока не востребованы. Но ведь первые шаги в направлении сертификации, если вы помните, им тоже не воспринимались, но они оказались нужны арендатору - потому что был экономический интерес. И здесь тоже важно помочь увидеть этот экономический интерес (Д. Кутепов, независимый консультант).

- Хорошо, что интенсификация лесного хозяйства стала темой Лесного диалога. Это важно, потому что общего понимания в этом вопросе до сих пор нет. Считаю, что тема была освещена за эти два дня со всех сторон. К сожалению, из-за недостатка времени недостаточно полно обсудили социальный аспект (В. Чупров, АО "Монди СЛПК").

- Я даже не подозревал, что знаю так мало о лесе и лесном хозяйстве. Диалог был очень полезным (В. Михайлов, общественный Лесной совет с. Керос, Корткеросский район).

- Немного не хватало системности в обсуждении, но свободная дискуссия - не всегда плохо. Именно в таких свободных дискуссиях и рождаются кардинальные повороты, принципиальные подходы и новации. Такие дискуссии помогают формировать позицию и влиять на формирование отношения общества к лесному хозяйству. Общество не понимает сегодня, чем занимается лесное хозяйство. Если бы было понимание и поддержка со стороны общества, никто бы не смог "загнать в угол" лесное хозяйство (А. Навалихин, Комитет лесов РК).

Региональный некоммерческий фонд Республики Коми "Серебряная тайга"



wood.ru

Актуальные темы свежего номера
Бизнес и профессия
Бизнес и профессия
Экономика лесозаготовок