Сказ о русском харвестере

26.06.2019

Много лет назад в нашей стране впервые появился первый прообраз почти отечественного харвестера. (От редакции: о советско-финском проекте наш журнал уже рассказывал – статью «Система машин «СОФИТ». Все начиналось так красиво» можно прочитать на сайте lesozagotovka.com.)

К сожалению, тогда проект провалился – по причине развала СССР, – и сегодня на лесных просторах России в основном царят импортные машины «большой тройки». Но разговоры о создании русского харвестера не утихают, а даже усиливаются…

БРОНЯ КРЕПКА
Вряд ли кто сейчас вспомнит, но в нашей стране одно время было в моде слово «конверсия»  – тогда предприятия, выпускающие военную продукцию, массово пытались перейти на производство гражданской продукции. Тогда и появился анекдот о том, как на оборонном предприятии пытались сделать утюг, но на выходе все равно получался небольшой, но очень грозный танк... Экономисты и корифеи промышленности говорили о смехотворности этой затеи, утверждая, что каждый должен заниматься своим делом: если предприятие «заточено» под производство оружия и боевой техники, то не стоит ждать от него успеха в изготовлении чего-то другого.

Прошли годы, теперь наш военно-промышленный комплекс вроде бы вновь на коне, однако Правительство РФ, опасаясь того, что рано или поздно придется снижать объемы госзаказов, довело до руководства ВПК новую установку: заводы оборонного комплекса должны к 2030 году выйти на объемы производства в следующем соотношении: 50 % – военной продукции, 50 % – гражданской. Слово «конверсия» сейчас не употребляется, но подразумевается. Мы не будем говорить о том, насколько разумно это упорное стремление наступить на те же грабли. Просто примем к сведению  – оборонщики ищут сферу применения своих сил для производства этих самых 50  % гражданской продукции. И вот  – БИНГО! – на глаза им попался лесной сектор.

Впервые о планах производителей танков выпускать харвестеры лично я услышал на совещании, состоявшемся в рамках отраслевой выставки LESPROM-URAL в Екатеринбурге осенью 2018 года.


ПРОСТОЙ, КАК АКМ

На выставке LESPROM-URAL в Екатеринбурге я познакомился с руководителем пермского дилерского центра «Амкодор» Григорием Чумаченко и спросил его:

– В чем конкурентное преимущество этой техники?

Как это ни парадоксально, но главное преимущество – в ее простоте, наш харвестер очень легко эксплуатировать в лесу, какие-то возникающие проблемы способен устранить сам пользователь. Запчасти очень дешевые, их легко достать, да и сама техника дешевле, чем продукция наших уважаемых конкурентов.


Представители лесной отрасли были несколько обескуражены этими планами, поскольку представленный им танк с навесным оборудованием вместо пушки назвать харвестером было трудно. С оружейниками у нас спорить не принято, поэтому разговор свелся к тому, что конструкторам данного агрегата стоило бы плотно пообщаться со специалистами лесозаготовительных работ…

ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ «ЧАЙНИКА»
Мы гордимся нашей оборонкой, создавшей лучший автомат всех времен и народов, фантастические ракетные комплексы и непобедимые танки. Но стоит ли нам надеяться, что параллельно с этим наши военные заводы смогут выпускать качественную и современную лесную технику? Которая вдруг затмит если не продукцию «большой тройки», то хотя бы харвестеры «Амкодор», уже более 10 лет выпускаемые в Беларуси? Прежде чем ответить на этот вопрос, я предлагаю нашим читателям, совсем не знакомым с устройством такой сложной и высокотехнологичной машины, как харвестер, назвать если не новейший отечественный смартфон, то хотя бы хороший русский современный электрочайник. Я вот не смог.

Дело даже не в специфике лесной отрасли, а в том, что у нас в стране сейчас вообще возник некий промышленный застой. Да, оборонные заводы работают, но в основном только благодаря госзаказу, им не приходится подстраиваться под потребителя – армия возьмет все. А вот кому они продадут свой лесной «танк»?
Лесозаготовители – не богатое Министерство обороны, они считают каждую копейку и вряд ли откажутся от техники, производительность которой они уже знают

Импортные харвестеры стоят дорого, но затраты на их приобретение окупаются в предсказуемые сроки. Да и пересядут ли операторы, хотя бы один сезон отработавшие в комфортных иномарках, в отечественные лесные машины, разработанные создателями танков? Напомню, что для хорошего конструктора военной техники главное – не качество жизни персонала, а выживаемость экипажа в условиях реального боя.

ЛАЙФХАК ОТ ФИНСКОГО ЧИНОВНИКА
Я уверен, что наши инженеры и конструкторы не самые худшие в мире, знаю, что российские граждане могут работать не хуже финнов, немцев, японцев и американцев. Да и бизнес наш, дай ему возможность, запустил бы не один успешный проект. Наверняка в той же лесной отрасли наши машины со временем действительно могли бы стать лучшими в мире. Но все это возможно при определенных условиях.

Например, если наши чиновники от разговоров перейдут к делу и пусть не начнут помогать, но хотя бы перестанут мешать предпринимателям. А еще – прекратят тратить бюджетные деньги на организацию разного рода форумов и конгрессов с невразумительными резолюциями о поддержке бизнеса. Средств на эти мероприятия уходит много, а толку как-то мало.

И разобраться бы нашим чиновникам еще и с тратами на себя, любимых. Объясню последний тезис  – в прошлом году был на открытии нового производства Ponsse в Финляндии. На мероприятии присутствовал министр экономики этой страны, он выступил с поздравлениями, довольно скучными, на мой взгляд (впрочем, как все поздравления от любого другого чиновника). Затем вместе с работниками завода он принял участие в чаепитии, организованном прямо на производстве. А потом сел в такси и уехал. Как мне объяснили, в этом вполне богатом государстве, как и во многих странах Европы, чиновники не используют так называемый персональный автомобиль с личным водителем. Ездят на такси или в обществен-ном транспорте, а если их поездки связаны с работой, то им даже возмещают затраты  – так все равно получается дешевле для госбюджета.

Так вот, посмотрел я на министра, скромно садящегося в обычное такси, и вдруг понял, почему экономика Финляндии растет, а бизнес (в том числе лесной) мощно развивается без каких-то госпрограмм и форумов. Надеюсь, что всякий из вас, кто видел посещение какого-либо мероприятия российским чиновником (хотя бы областного уровня), поймет, о чем я...

ВСЕ РАВНО ОН БУДЕТ НАШ?
Не так уж приятно это писать, но лично я считаю, что в ближайшие годы нам с вами не стоит ждать появления русского харвестера, способного конкурировать с продукцией «большой тройки». Даже если для реализации этой цели будет создана госпрограмма (допустим, «Доступная лесная техника») с большим бюджетом. И не факт, что конечный результат этого проекта всех поразит, потому что лесное машиностроение других стран не стоит на месте. Зарубежные производители лесной техники уже сейчас разрабатывают беспилотные харвестеры и форвардеры, способные работать практически непрерывно, с остановкой лишь на техобслуживание. Сказка? Да нет, это вполне реальные бизнес-планы. А сказками (например, про русский харвестер) пока что в основном наши чиновники развлекаются.

Тем не менее почти отечественный харвестер мы с вами все-таки получим, даже возможно, уже в этом, 2019 году. Я имею в виду продукцию ООО «Амкодор-Онего», предприятия, создаваемого белорусскими машиностроителями на базе Онежского тракторного завода. В российских и белорусских СМИ сообщалось, что холдинг «Амкодор» инвестирует в этот проект 250–300 млн долларов, а Правительство РФ, в свою очередь, предоставляет ему ряд льгот, в том числе по налогообложению, тарифам на энергоресурсы, а еще будет компенсироваться часть затрат на приобретение оборудования. Планируется, что со временем в Петрозаводске будут производить до 1000 машин в год. Как говорится, тоже хорошо, но вот прорывом в лесном машиностроении России, о котором так любят говорить все наши чиновники, это вряд ли можно назвать...

Григорий Баландин

Актуальные темы свежего номера
Технологии лесозаготовок
Технологии лесозаготовок
Инфраструктура