В лес с умом – из леса с деньгами

02.08.2016

Основной вектор развития норм ведения лесного хозяйства в настоящее время нацелен на неистощительное и устойчивое лесопользование. Активно обсуждается возможность и целесообразность интенсификации лесного хозяйства.

Концепцию интенсификации как основного инструмента реализации такого развития; на сегодняшний день нельзя считать законченной, ведь нормативные акты все еще дорабатываются и изменяются. Большая работа по разработке модели интенсификации ведется СПбНИИЛХ и многими другими научными организациями. Одним из вариантов концепции интенсивного лесного хозяйства может стать модель, разработанная коллективом ООО «Камелот». Она учитывает ландшафтный подход и уже неоднократно представлялась на различных научных и общественных площадках, в том числе была предложена и в Рослесхозе.

Современное состояние лесов
В настоящее время практически по всей нашей стране там, где осуществлялась лесохозяйственная деятельность человека, наблюдается деградация лесного фонда. И основная причина этого – нарушение естественных лесообразовательных процессов. Это привело к длинной цепочке негативных последствий: увеличилось плечо вывозки древесины, а следовательно, увеличилась стоимость этого сырья и снизилась конкурентоспособность российского леса. Для выхода из этой ситуации лесозаготовители пытаются снизить затраты на заготовку, переводя ее на вахтовый метод, что, в свою очередь, ведет к росту социального напряжения, так как на делянках работает уже не местное население, а приезжие ≪вахтовики≫, а следовательно, возрос уровень безработицы в лесных регионах. Это повлекло за собой увеличение объемов незаконной заготовки в неположенных местах, что постепенно может привести к негативным необратимым экологическим проблемам. Таким образом, нарушен принцип неистощительности и устойчивости лесопользования.

Десятки лет бездумных рубок вызвали целую лавину проблем, выбираться из которой сейчас довольно трудно, однако нет ничего невозможного!

Обвинять в этом кого-то смысла нет, ведь причиной нынешней ситуации стало множество факторов, так что тратить время на поиск виноватых нецелесообразно. Гораздо логичнее и практичнее сейчас искать выходы из сложившегося положения. Концепция ведения интенсивного лесного хозяйства выглядит весьма привлекательной, однако некоторые дополнения к уже разработанным нормативам могут существенно повысить ее эффективность. 

Десятилетия бездумных рубок вызвали целую лавину проблем, выбраться из которой непросто

В первую очередь необходимо в срочном порядке создать нормативы лесовосстановления, учитывающие естественные лесообразовательные процессы, ведь, как известно, природа прекрасно знает, как ей выращивать новые деревья!

Естественное или искусственное
Ни для кого не секрет, что лес – это довольно инертная природная система. Лес, как локомотив на полном ходу, стремится соблюдать свои сукцессионные процессы, и вмешиваться в них нужно с исключительной аккуратностью и точностью, ведь если локомотив на полном ходу начнет закладывать крутой вираж, он непременно сойдет с рельс! Инертность лесов не исключает вариативности, ведь природа, продолжая железнодорожную аналогию, двигается по рельсам и иногда доходит до развилок, и именно на этих этапах можно выбрать пути дальнейшего развития древостоев.

Такими развилками в естественном приближении являются пожары, ветровалы и прочие ≪истребления≫ лесных площадей. Руки людей ≪воссоздают≫ подобные естественные процессы при помощи топоров, бензопил и харвестеров. Наблюдая за восстановлением лесов после катаклизмов, лесная наука создала описание этого процесса, а вернее, процессов. После изучения и систематизации полученной информации учеными были предложены различные концепции имитации естественной динамики лесов, одна из которых ведение лесного хозяйства на ландшафтной основе.

На попытки изменения естественных лесообразовательных процессов природа будет всегда агрессивно реагировать, ведь они тесно взаимосвязаны уже миллионы лет! Ландшафт – это однородная территория, сложившаяся в уникальных условиях, включающих единый геологический фундамент, рельеф, гидрографические особенности, почвенныйпокров, климатические условия и биоценоз (совокупность живых организмов). Все эти условия тесно взаимосвязаны, так как их совместное образование длилось миллионы лет, и при попытке искусственно изменить одно из них мы непременно столкнемся с сопротивлением со стороны остальных и, скорее всего, проиграем. Как говорится, против природы не попрешь! Таким образом, рубка леса, восстановление лесных площадей и любые другие лесохозяйственные мероприятия должны имитировать естественные лесообразовательные процессы.

Ландшафтный подход
Концепция ведения лесного хозяйства на ландшафтной основе подразумевает выявление и изучение особенностей ландшафтно-морфологической структуры, возможных линий лесообразовательных (сукцессионных) процессов для подбора допустимых лесохозяйственных мероприятий с учетом целевого назначения, состояния лесов и формирования на их базе оптимальных стратегий ведения лесного хозяйства для каждого первичного территориального объекта планирования лесного участка (фациального выдела).

Ландшафтный подход учитывает естественные особенности регионов, выявляет линии лесообразовательных процессов, что позволяет прогнозировать (и даже выбирать) варианты дальнейшего развития лесов. Линии лесообразовательных процессов, подобно железнодорожным путям, имеют развилки, и ≪перевод стрелок≫ в нужный момент как раз и является главным рычагом управления породным составом. Не является секретом тот факт, что после светолюбивых пород появляются теневыносливые, вслед за которыми могут снова появиться светолюбивые. Проще всего можно объяснить управление породным составом, приведя пример для конкретной фации. А поскольку ландшафтный метод был разработан компанией ООО ≪Камелот≫ в городе Йошкар-Ола, то и пример справедливо привести для фаций, характерных для Республики Марий Эл.

Для этого региона характерна свежая сложная суборь (С2 по таблице П. С. Погребняка). Для данной фации ярко выражены следующие линии лесообразовательных процессов: береза-липа-береза; береза-ель-береза; береза-липа-ель-береза; береза, сосна-липа, ель-береза; береза-ель, пихта-береза. Соответственно, в зависимости от потребности региона можно управлять породным составом, воссоздавая ту или иную линию смены древесных пород, чтобы, имитируя естественные условия роста и динамику, добиться наиболее эффективного лесоуправления.

Так же можно подобрать и стратегии ведения лесного хозяйства (комплекс лесхозмероприятий и последовательность их реализации). Так, к примеру, для фаций С2 наиболее оптимальной (согласно опытам, проведенным специалистами ≪Камелота≫) является чересполосная постепенная стратегия, показавшая более чем двукратное увеличение эффективности в сравнении с традиционной (сплошные рубки и еловые культуры). Эффективность оценивалась по NPV – чистой приведенной стоимости показывающей чистые доходы и чистые убытки инвестора от вложения в проект.

Фактор потребностей
vodyanka.jpgБезусловно, в подборе стратегий ведения лесного хозяйства необходимо учитывать и региональный фактор потребностей. Например, если в регионе находится целлюлозно-бумажный комбинат, то экономически нецелесообразно выращивать вокруг него дуб или ясень. Если же в непосредственной близости от заготовителя находится производство, требующее фанерного кряжа, то ива или осина тут будет выглядеть совершенно нелепо, не так ли?

Здесь имеется и обратная связь. Для каждого региона характерен свой ландшафт, а следовательно, и создание инвестиционных проектов должно учитывать особенности лесорастительных условий. Таким образом, в тех областях страны, для которых характерны дубравы, логичнее создавать производство шпона, а там, где растет осина и береза, лучше создавать ЦБК. Иными словами, знание ландшафтов и лесорастительных условий способствует оптимизации всего цикла использования леса и переработки древесины.

Помимо прочего, ландшафтный подход также дает возможность оценить различные риски. К примеру, владея знаниями об особенностях лесорастительных условий, лесообразовательных процессов в ландшафтно-морфологических структурах, можно составить ≪карту рисков для биоценозов≫, которая поможет обеспечить защиту и охрану лесов. Как пример – возможность появления в конкретных ландшафтных условиях вспышек бактериальной водянки, короеда-типографа и т. д. Факторы риска также необходимо принимать в расчет при оценке экономической безопасности региональных предприятий, а их выявление – неотъемлемая часть ландшафтного подхода.

Подводя итог, нужно отметить, что ведение лесного хозяйства на ландшафтной основе учитывает огромное число естественных факторов, которые обязаны приниматься в расчет при создании модели устойчивого и неистощительного лесопользования. Как следствие, такая методика помогает не только сохранить экологические функции лесов, но также и учитывать различные риски при реализации инвестиционных проектов, а не это ли является приоритетом как для бизнеса, так и для простых людей?

Кирилл Веревочкин


Экологический катаклизм как при чина экономического краха
Ландшафтный подход позволяет оценить биоразнообразие и подобрать стратегии, позволяющие максимально его сохранить. Как пример – переход при искусственном лесовосстановлении от монокультур к смешанным культурам. Таким образом можно избежать одной из проблем, с которой столкнулись в Китае. В южных регионах КНР и Азии в целом широко распространено выращивание гевеи бразильской (Hēvea brasiliēnsis) – каучуковых деревьев, завезенных в начале прошлого века из южноамериканских лесов. Монокультурные плантации Азии обеспечивают сырьем более 40% всех мировых производств резины. Однако это дерево совершенно беззащитно перед южноамериканским грибком Microcyclus ulei, а гевея для этого микроорганизма – любимая еда, как сметана для кота.

В Южной Америке гевеи растут на большом расстоянии друг от друга, и распространение спор этого грибка не так опасно – они просто не могут добраться до соседних деревьев. На монокультурных плантациях насаждения весьма плотные, и, как уверяют ученые, одной споры Microcyclus ulei достаточно, чтобы уничтожить сотни гектаров каучуковых древостоев.

Подобное уже случалось, и самым ярким примером стал крах каучуковой части империи Генри Форда, когда в 1935 году погибли все деревья на его плантации «Фордланд», созданной в штате Нью-Джерси. Так случилось, что экологический катаклизм привел к экономическому провалу.


 

Актуальные темы свежего номера
Лучшие зарубежные практики
Инфраструктура
Лесопользование