Пожарная безопасность в руках частного холдинга

07.11.2016

Черные и серые столбы дыма поднимаются к небу на горизонте. Животные, спасаясь от пламени, в ужасе убегают прочь из лесной чащи. Огонь необратимо движется от деревьев к домам, сараям и другим постройкам.

Обугленные стволы с грохотом обрушиваются на выгорающую почву, поднимая раскаленные снопы искр. Именно такие сюжеты мы привыкли видеть на плакатах лесной охраны, призывающие беречь древостои от пожаров и аккуратнее обращаться с огнем в лесу. Но даже этих художественных ужасов не хватает, чтобы человек наконец научился управляться с «даром Прометея».

Печальная статистика лесных пожаров в России никак не идет на убыль, и с каждым годом мы лишаемся десятков тысяч гектаров леса. В этом году огненные катастрофы опять бушевали в сибирских лесах и на Дальнем Востоке, выжигая огромные площади. Пройденные огнем территории, учтенные в сводках Рослесхоза, возможно, и не отображают всей картины (такое мнение высказывается в российском отделении «Гринпис»), но по ним отчетливо видно, что среди всех потенциально пожароопасных регионов выделяется один, сумевший совладать с этой стихией, – и это Алтайский край.

Противопожарная охрана по-алтайски
Развитие противопожарной охраны лесов в крае началось еще в 70–80-х годах прошлого века. Тогда, еще на государственные деньги, строились и оборудовались пожарно-химические станции, вышки, закупалась техника, но вот обновления станций довольно долго не происходило. Однако после событий 1997 года, когда стихия унесла жизни 14 пожарных, дотла сгорели населенный пункт Малая Речка и больше десятка единиц техники, отношение к борьбе с лесными пожарами сильно изменилось.

В администрации Алтайского каря было решено закупить свою противопожарную технику, так как ни силы МЧС, ни войска не столь эффективны, поскольку они недостаточно хорошо обучены борьбе с лесными пожарами – хотя бы потому, что у них несколько иной род основной деятельности.

Пожар 1997 года прошел порядка 60 тыс. га леса, уничтожив около 7,1 млн м3 древесины, и нанес ущерб в 1,1 трлн руб.
На руку краю сыграл и кризис 1998 года и обвал рубля, когда доллар «взлетел» за год с 6 руб. до 26 руб. Дело в том, что Алтай – регион экспортно-ориентированный, и «слабый» рубль пошел бюджету на пользу. В начале 2000-х на заработанные деньги были закуплены бывшие военные машины АРС-14 (авторазливочная станция) на базе ЗиЛ-131Н и автоцистерны на базе Урал емкостью 10 м3. Это были не новые машины, примерно 1970-х годов выпуска, но поскольку они в основном стояли без дела, их удалось очень быстро восстановить и поставить на вооружение лесопожарной службы. Эти машины очень надежны и работают до сих пор.

Второй толчок в развитии лесоохранной деятельности случился в 2005–2006 годах, когда правительство РФ передало все лесхозы в ведение субъектов и в дальнейшем происходила ликвидация лесхозов. В этот же период было закуплено около 100 единиц техники. Ну а на сегодняшний день на вооружении стоит порядка 400 автомашин – это и малые патрульные, и пожарные машины.

В Алтайском крае, по данным на 3 августа 2016 года, с начала пожароопасного сезона (т. е. с 16 апреля) возникло 219 пожаров. Показатель не самый маленький, однако площадь, пройденная огнем, составляет всего 332,7 га. Для сравнения: на ту же самую дату (3 августа) все еще действуют пожары в Бурятии на площади 1138 га, горит 920 га красноярских лесов, 553 га иркутских лесов. Также в Красноярске горит 2570 га леса в ООПТ Природный заповедник «Тунгусский». Если же брать отрезок пожароопасного периода на всей территории России (до 26 июля 2016 года), в этом году площади сгоревших лесных участков составляют 1204 тыс. га (данные взяты с официального сайта ФБУ «Авиалесоохрана»).


После сильнейших пожаров, прошедших по России в 2010 году, для борьбы со стихией в 2011 году из федерального бюджета были выделены дополнительные средства на нужды пожарных ведомств. В Алтайском крае было закуплено еще порядка 40 единиц недостающей техники – это тяжелая гусеничная техника и тралы для ее перевозки, а также тяжелые пожарные машины.

Помимо бульдозеров, были закуплены и другие машины, построенные на танковых гусеничных платформах. Одна из них – машина «Ирбис», в простонародье называемая «газель» за внешнее сходство с распространенным фургоном. Это снегоболотоходная машина, наподобие пожарной БМП. Она предназначена для перевозки огнеборцев и оборудования в труднодоступные точки региона. Другой образчик тяжелой техники – гусеничный агрегат, снабженный высокопрочным клином шириной почти 3 метра. Этот «зверь» многофункционален, он может взрывать траншеи для укладки минерализованных полос, расчищать дорогу в снегу для пожарной техники, а также сам оснащен помпой и емкостью с водой.

Были закуплены и вертолеты, поскольку из всей авиации Алтайскому краю досталось лишь два самолета АН-2, которые прилетели из Иркутска, и этот полет стал для них последним ввиду полностью исчерпанного ресурса машин. Силами лесников было создано 4 авиаплощадки и закуплено 3 американских вертолета Robinson. Сегодня надзор за лесами осуществляется не только с пожарных вышек, но и с вертолетов, и силы авиации покрывают всю территорию края.


комментарий эксперта

Kluychnikov.jpg

Михаил Ключников

президент
СОЛО «Алтайлес»

Сегодня мы, лесники, – самая мощная противопожарная сила в крае. Мы мощнее МЧС, не говоря уже о ведомственных пожарных частях, которые есть в войсках или на военных заводах. Мы занимаемся не только лесами, но также тушим и скотные дворы, и дома. Если происходят пожары, то мы охраняем и деревни в том числе. Безусловно, было тяжело создавать такую противопожарную службу, ведь эти деньги можно было потратить и на другие нужды. К примеру, можно было развить деревообработку либо повысить заработные платы сотрудников, но мы сделали шаг именно в сторону охраны лесов.


Altayles.jpgAltayLes2.jpg








Бизнес на борьбе с пожарами
Самое же интересное, что тушением пожаров в крае занимаются в первую очередь арендаторы лесных участков, объединенные в крупнейший холдинг «Алтайлес», а МЧС и подведомственные пожарные части лишь помогают. Компания появилась в 2007 году, после вступления в силу нового Лесного кодекса РФ. Тогда были упразднены лесхозы, и для сохранения целостности лесного комплекса края предприятия решили объединиться, что дало прекрасный результат. Сообща компаниям значительно проще заниматься охраной лесов.

В составе холдинга – пятнадцать предприятий лесного сектора, в каждом из которых имеются свои ПСПИ (пункт сосредоточения пожарного инвентаря), а в некоторых есть и ПХС (пожарно-химическая станция) 3-го типа. Уровень оснащенности каждой пожарной станции в разы превышает нормы, установленные стандартами РФ. Так, силами ПХС «Бобровского лесокомбината» можно экипировать для борьбы с огнем до 500 человек, а на каждой ПСПИ имеется инвентарь для еще 250 огнеборцев.

Каждая станция имеет свою пожарную вышку – их в Алтайском крае более 120. На некоторых установлены камеры, однако, как объясняют сами пожарные, на сегодняшний день ни одна камера не дает возможностей человеческого глаза. Так, к примеру, в утреннем тумане на мониторе крайне сложно различить выброс дыма. Если говорить о спутниковом мониторинге, то данные космического наблюдения далеко не всегда своевременны, а в тушении пожаров, помимо технической оснащенности, очень важна и оперативность. Действительно, чем больше времени пройдет с момента возгорания, тем сложнее побороть стихию.

Таким образом, ответственность и сплоченность – это не только важнейшие принципы холдинга «Алтайлес», но и залог пожарной безопасности всего края.

Кирилл Веревочкин


Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События