Мусорный тупик

25.12.2018

Ужесточение экологического законодательства, нацеленное на сохранение окружающей среды, на деле дало результаты, диаметрально противоположные поставленной задаче.

ЧЕЙ В ЛЕСУ МУСОР?
Стихийно возникающие свалки становятся серьезной проблемой для арендаторов лесных участков. При этом, как поясняет руководитель группы лесоперерабатывающих компаний Runko Group (Ленинградская область) Александр Ошкаев, законодательного права ликвидировать нелегальные свалки компании-арендаторы не имеют.


Число несанкционированных свалок растет в геометрической прогрессии – на каждую ликвидированную приходятся три новые. Очевидно, что региональные компании – операторы в сфере оборота мусора пока не в силах остановить этот процесс. Во многом проблема усугубляется недочетами законодательства – например, тем, что для ликвидации свалки мусор необходимо классифицировать по классам опасности. На практике, как считают эксперты, жесткие требования закона заводят ситуацию в тупик, поскольку не учитывают жизненных реалий.


Введение лицензий на оборот твердых бытовых отходов (ТБО) ставит компании, самостоятельно пытающиеся убрать стихийно возникающие свалки, вне закона. «Чтобы ликвидировать свалку, нужно признать мусор своим, оформить паспорт отходов. Иначе уборка мусора будет признана нелицензионной деятельностью. Мусор нужно не просто признать своим, но и доказать, что он наш, – констатирует Ошкаев. – Единственный доступный нам инструмент – уборка свалок по решению суда. А это процесс небыстрый».


Жители Ленобласти сообщают о почти 400 несанкционированных свалках в лесах

Понятно, что во многом появление стихийных свалок обусловлено плохой организацией сбора отходов. Люди везут бытовые и другие отходы в лес из-за того, что в поселениях мало или вовсе нет мусорных баков и контейнеров. Более сознательные граждане вывозят мусор с собой в город, но многие, особенно дачники, возвращающиеся из садоводств, оставляют мусор в соседнем лесу.

Участники проекта ОНФ «Генеральная уборка» за полтора года работы, к лету 2018 года, нанесли на интерактивную карту свалок 122 объекта только на территории Всеволожского района.

Региональный оператор не в состоянии справиться с таким количеством мусора. Очевидно, что проблему можно решить только за счет предоставления арендаторам, заинтересованным в сохранении чистоты лесов и имеющим ресурсы для их уборки, права заниматься вывозом ТБО.

ЮРИСТЫ В ТРЕХ СОСНАХ
Оборот ТБО регулируется рядом правовых актов, в числе которых: Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ с внесенными в июле 2018 года изменениями; Постановление Правительства РФ от 16.07.2000 № 461 «О правилах разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размещение»; Постановление Правительства РФ от 26.10.2000 №  818 «О порядке ведения государственного кадастра отходов и проведения паспортизации опасных отходов»; Постановление Правительства РФ от 23.05.2002 № 340 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по обращению с опасными от-ходами» и др.

Мусорный тупик.jpgРуководитель гражданско-правового департамента «Юридической конторы Гессена» Екатерина Никулина, комментируя законодательные аспекты организации уборки мусора на территории лесов и лесозаготовок, отмечает, что в случае если земли лесного фонда расположены в зоне населенного пункта, то за уборку отвечает орган местного самоуправления.

«Когда объект расположен вне зоны населенного пункта, то отвечать за его уборку должен уполномоченный орган государственной власти, – подчеркивает Никулина. – А если земли лесного фонда переданы для использования по договору аренды, то следить за чистотой лесных участков, вероятнее всего, будет обязан сам арендатор. Многое зависит от условий договора».

Кроме того, отмечает юрист, необходимо разграничивать категории «мусора», подлежащего вывозу.

«Если на свалке находятся в основном ТБО, то владелец или арендатор территории вправе убрать такой мусор, но с привлечением специализированной организации, которая обладает лицензией на право осуществления деятельности по сбору и утилизации бытовых отходов. Если лесозаготовитель по договору с собственником земель лесного фонда имеет право на получение в собственность отходов древесины, то и убирать такой мусор он вправе самостоятельно. Если же такое право отсутствует, то отходы древесины принадлежат собственнику лесного фонда. Договором аренды или иным договором может быть также предусмотрена обязанность лесозаготовителя передавать отходы древесины, так называемые порубочные остатки, в пункты сбора и переработки древесины», – разъясняет Екатерина Никулина.

БУМАЖНАЯ ВОЛОКИТА
Дискуссии о том, кто должен отвечать за уборку мусора в лесах и на территории лесозаготовок – региональный оператор, администрация района или владелец и арендатор территории, – ведутся на разных уровнях. В частности, генеральный директор юридической компании 4R Group Михаил Бойцов ссылается на определения Конституционного суда РФ, который в случае несанкционированного складирования отходов на лесных участках неоднократно возлагал обязанность по их ликвидации на органы местного самоуправления, если такие отходы были расположены на лесных участках в муниципальной собственности. Если же отходы находились на лесных участках лесного фонда, то есть в федеральной собственности, их уборка возлагалась на уполномоченные органы государственной власти.

«Если отходы образовались в результате хозяйственной деятельности владельца лесного участка, обязанность по их ликвидации возлагается на владельца лесного участка, – подчеркивает Михаил Бойцов. – Арендатор не только вправе, но и обязан убирать образующиеся свалки. Действующее природоохранное законодательство не содержит запрета на вывоз любых отходов владельцем лесного участка – в том числе отходов, образовавшихся в результате заготовки лесных ресурсов. Более того, покрытие расходов на восстановление окружающей среды после заготовки лесных ресурсов предполагается в первую очередь за счет лица, осуществляющего на лесном участке хозяйственную деятельность. Данное регулирование является воплощением общего принципа законодательства об охране окружающей среды: загрязнитель платит».

Как поясняет Бойцов, трактовать ситуацию подобным образом позволяют Приказ Минприроды РФ от 05.12.2014 № 541 «Об утверждении Порядка отнесения отходов I–IV классов опасности к конкретному классу опасности» и статья 1 Закона об отходах.

Эксперт подробно разъясняет, что положениями пункта 2 статьи 14 указанного Закона предусмотрено, что юридические лица, в процессе деятельности которых образуются отходы I–IV класса опасности, обязаны подтвердить отнесение данных отходов к конкретному классу опасности в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственное регулирование в области охраны окружающей среды. На отходы I–IV класса опасности должен быть составлен паспорт. Порядок паспортизации, а также типовые формы паспортов определяет Правительство РФ (пункт 3).

По логике, следует по-разному оценивать
ТБО и отходы древесины
Приказом Минприроды России от 05.12.2014 № 541 определено, что для подтверждения отнесения вида отходов к конкретному классу опасности для окружающей среды, хозяйствующий субъект, в процессе деятельности которого образуется данный вид отходов, направляет в территориальный орган Росприроднадзора по месту осуществления своей деятельности необходимые документы и материалы. В их числе – сведения о происхождении отходов по исходному сырью и по их принадлежности к определенному производству, технологическому процессу, в результате которого образовался отход, или процессу, в результате которого продукция утратила свои потребительские свойства. При этом необходимо указать наименования исходной продукции, а также предоставить сведения об агрегатном состоянии и физической форме вида отходов, заверенные хозяйствующим субъектом на каждый вид отходов.

Однако, как отмечает Михаил Бойцов, признать мусор своим недостаточно.

«Признание мусора своим – это то, с чем сталкивается арендатор лесного фонда, когда он предпринимает попытку этот мусор убрать своими силами. Но дальше возникает гораздо более сложная проблема, связанная с получением паспорта отходов, чтобы применить его для сбора, утилизации и транспортировки мусора. Паспорт отходов должен оформляться на каждую свалку, которых сотни. И каждый раз проводится экспертиза по классу опасности отхода».

Стихийно возникающие свалки становятся серьезной проблемой для арендаторов лесных участков
Столь сложная бюрократическая процедура приводит к тому, что, если строго следовать букве закона, время с момента обнаружения нелегальной свалки до момента ее ликвидации составляет от 3 до 6 месяцев. На получение одного паспорта и экспертизу мусора уходит до полутора месяцев. «Люди выбрасывают на свалку совершенно разные отслужившие им вещи – от бытовых отходов до особо опасного мусора – ртутных ламп, батареек, светодиодов. Классы опасности варьируются от I до V. В основном преобладает IV класс опасности, то есть малоопасные отходы и строительный мусор», – комментирует Бойцов.

СКВОЗЬ ДЕБРИ К ПАРИТЕТУ
Еще одной проблемой, как отмечают юристы, является то, что с внесением изменений в закон о местном самоуправлении требование о сборе и утилизации отходов для местных властей перестало быть обязательным. Муниципалы обязаны лишь содействовать этому процессу, а сама обязанность возложена на региональных операторов, которые избираются на конкурсной основе. Операторы получают лицензию, а затем единолично занимаются ликвидацией незаконных свалок. В свою очередь, операторы, которым переданы все права по сбору, утилизации и транспортировке отходов, должны заключать договоры с муниципалитетами и с властями субъектов.

Однако пока этот процесс только начинает выстраиваться, поэтому вопрос о том, успеют ли операторы вовремя устранить свалки с территорий муниципальных образований, в том числе и лесного фонда, – риторический. «Закон принят, но его формулировки носят общий характер, поэтому в любом случае будут появляться подзаконные акты, которые должны будут конкретизировать действия», – говорит Михаил Бойцов.

А пока нет конкретики, даже юристы не могут ответить, должны ли операторы убирать территорию лесного фонда – как часть муниципального образования.

С одной стороны, лесозаготовители, которым важно, чтобы их территории были очищены от отходов, готовы всячески этому способствовать. С другой стороны, когда уборка лесного фонда становится проблемой лишь для арендатора, это никак не мотивирует власти к организации эффективного процесса сбора мусора на территории населенных пунктов.

«Никто не будет заниматься сбором мусора в поселках, если очистку прилегающих лесов возложат только на арендаторов, – считает Александр Ошкаев. – Региональный оператор финансируется за счет бюджета. Если сбор мусора в лесу включат в его обязанности, так как лес находится на муниципальной территории, то и оператору будет уже небезразлична его судьба».


Статья подготовлена по информации
Агентства деловых коммуникаций 4D,
фото предоставлены ГК Runko Group


Актуальные темы свежего номера
Технологии лесозаготовок
Лес и закон
Бизнес и профессия