В неприкосновенном статусе

28.12.2017

Первый заповедник России создан ровно век назад, а сегодня в нашей стране их насчитывается более ста. Каждый из них – это «законсервированная» природная система, изучение которой может пролить свет на многие процессы, происходящие вокруг нас. 

Но иногда глобальные цели сталкиваются с повседневной реальностью, когда жители населенных пунктов, граничащих с заповедниками, недовольны закрытым режимом.

Нынешний 2017 год объявлен в России Годом особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Этим обусловлен повышенный интерес общественности к государственным природным заповедникам (в том числе биосферным, созданным под эгидой ЮНЕСКО), национальным и природным паркам, государственным природным заказникам, памятникам природы, дендрологическим паркам и ботаническим садам. Именно такие категории ООПТ есть на территории нашей страны. 

На «два Алтая» (как называют сразу два региона – Алтайский край и Республику Алтай) приходится три заповедника: Тигирекский, Катунский и Алтайский. Последние два относятся к числу объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Нужно ли говорить, что все три объекта находятся под пристальным вниманием природоохранных и общественных организаций?

Заповедники созданы для сохранения и изучения естественного хода природных процессов и явлений

На первый взгляд кажется, что таких резерватов, ненарушенных вмешательством человека, должно становиться больше. Но местные жители, испокон веков привыкшие к традиционным для этих территорий промыслам, нередко выступают против расширения уже существующих границ ООПТ.

НЕ ТОЛЬКО БРАТЬ, НО И СОХРАНЯТЬ

В Алтайском крае расположен самый маленький заповедник в Сибири – Тигирекский. Его площадь составляет чуть более 41,5 тыс. га. По словам методиста по экологическому просвещению заповедника Эвальда Лущаева, для горной тайги территория должна составлять не менее 300 тыс. га. Именно такую площадь предполагалось выделить по первоначальному проекту. Недоработка, по мнению ученых, заключается и в том, что территория заказника разорвана – три участка отдалены друг от друга. Не хватает буферных, то есть переходных зон. «Даже самый большой участок любое крупное животное, такое как медведь, лось или марал, преодолеет всего за один день. В таких условиях очень трудно выполнить задачи, возложенные на заповедную территорию, – в первую очередь обеспечивать сохранение биоразнообразия и естественных процессов», – рассказывает Эвальд Лущаев.

Недавно на территории заповедника были разработаны экологические маршруты. Цель – познакомить желающих с красотой ландшафтов, растительного и животного мира. «Пообщавшись с неравнодушными любителями дикой природы и специалистами заповедника, люди будут совсем по-другому вести себя и в цивилизованном мире. Так как маршруты появились совсем недавно, то туристов единицы. Для них проводятся предварительные экопросветительские беседы и подготовка. В заповедник туристы заходят только на несколько часов в сопровождении нашего сотрудника», – заключил Лущаев.

photo_2017-12-27_11-50-50.jpg   photo_2017-12-27_11-50-57.jpg

Дело, с какой стороны на него ни посмотри, хорошее. Все-таки нетронутые природные уголки – это возможность наблюдать, что происходит с нашей планетой. По мнению Леонида Яскина, 8 лет исследовавшего Катунский биосферный заповедник, ООПТ не только сохраняют уникальность объектов природы, но и дают людям возможность видеть динамику эволюции в биотопах конкретной местности. «В наш быстротечный век, когда на глазах меняется облик планеты под действием человеческих рук, гражданским долгом каждого нужно считать способность не только брать, но и, главное, сохранять первозданность природы, что сегодня возможно только на особо охраняемых территориях, хотя бы в небольших резервациях», – отметил Яскин.


ЭТО ИНТЕРЕСНО

В России действует более сотни государственных природных заповедников. Первым государственным заповедником страны официально считается Баргузинский, образованный в 1917 году. 31 российский заповедник имеет статус «биосферный», то есть входит в международную сеть биосферных резерватов. В таких заповедниках могут быть полигоны, где ведется ограниченное природопользование – преимущественно традиционное для региона, а также туризм и другие виды рекреационной деятельности.

«ЗОЛОТЫЕ ГОРЫ АЛТАЯ» 

Именно под таким названием в 1998 году ЮНЕСКО занесло в список Всемирного наследия три участка Алтайских гор на территории России: Алтайский заповедник и буферная зона Телецкого озера, Катунский заповедник и буферная зона горы Белуха, плоскогорье Укок.


«ЗАКРЫТЫ» В НАУЧНЫХ ЦЕЛЯХ

Почему же тогда не все жители мест, соприкасающихся с заповедной территорией, согласны с расширением границ Тигирекского заповедника? Все дело в том, что увеличение территории особо охраняемой зоны будет означать, как считают некоторые, невозможность вести сельское и лесное хозяйство, а также заниматься традиционными в этих местах промыслами – охотой, сбором грибов и ягод, разведением скота и заготовкой сена.

photo_2017-12-27_11-50-53.jpgНа самом деле в Положении о Тигирекском заказнике допускается прогон домашних животных, выпас скота (со снижением норм нагрузки в 2 раза), сбор грибов, ягод, ореха в личных нуждах, заготовка сена и сельскохозяйственные работы. Разрешается рыбная ловля на удочку в установленных местах.

Бытует мнение, что «закрытие» для людей новых участков спровоцирует всплеск браконьерства, а отсутствие биотехнических мероприятий и контроля численности животных может быть чревато вспышками болезней, появлением диких зверей в селах. Не всем кажется привлекательной идея развития туризма, ведь поток людей как раз и может стать фактором беспокойства для животных, а также способствовать загрязнению окружающей среды.

Действительно, закон «Об особо охраняемых природных территориях» прямо говорит о том, что в государственных природных заповедниках запрещается любая деятельность, противоречащая режиму особой охраны. Даже могут выделяться участки, на которых исключается любое вмешательство человека в природные процессы. В то же время закон разрешает вести деятельность, направленную на обеспечение функционирования государственного природного заповедника и жизнедеятельности граждан, проживающих на его территории. Главное – такая работа не может проводиться в особо ценных экологических системах, ради которых и создавался заповедник. Разрешается проведение научно-исследовательской и эколого-просветительской деятельности, в том числе создание экологических троп и маршрутов.

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ СИСТЕМА 

По словам сотрудников заповедника, опасения местных жителей в большей степени надуманы и вряд ли приведут к перечисленным выше последствиям. В то же время пользы от расширения особо охраняемой природной территории гораздо больше. Так это или нет, покажет только время. Но уже в этом году на открытых слушаниях позиция в пользу увеличения территории Тигирекского заповедника была поддержана, в том числе местными жителями, хотя и не обошлось без оживленного спора о проблеме браконьерства и воспроизводстве биоресурсов.

В глобальном масштабе «неприкосновенный» статус оправдан и более важен, чем возможные неудобства для населения

По мнению биолога, бердвотчера (наблюдатель за птицами), исследователя Алексея Эбеля, каждой экосистеме необходим минимальный размер территории для ее устойчивого функционирования без вмешательства человека (то есть без регулирования численности того или иного вида, обитающего в этой экосистеме). Обычно этот размер связан с присутствием в экосистеме крупных хищников и особенностью (плотностью) распределения на территории тех видов, которые служат пищей для этих хищников в естественной среде. Это, так сказать, в самом общем варианте, который должен учитывать и количество хищников в популяции, необходимое для «генетического здоровья» этой популяции, а также миграционные пути (сезонное размещение) видов, которыми эти хищники питаются. Так вот, считается, что для устойчивого существования экосистемы черневой тайги необходимо, чтобы участок, где не ведется регулирование численности, составлял не менее 200 тыс. га. В противном случае не может быть сформировано устойчивое ядро видов, которые влияют на процессы саморегулирования.

НЕПОКОРЕННАЯ ПРИРОДА

Отметим, что в отличие от заказников, где требования к ограничению природопользования сводится главным образом к сохранению биологического разнообразия и в большинстве случаев этого достаточно, заповедники – более жесткая система, влияние человека на которую сильно ограничено.


комментарии эксперта

photo_2017-12-27_14-35-31.jpg

Леонид Яскин, 

исследователь Катунского биосферного заповедника, 

автор книги «Катунь заповедная», 

фотограф


Когда речь заходит о роли заповедников, а тем более природных резерватов, я мгновенно погружаюсь в прошлое, когда по какому-то невероятному стечению обстоятельств мне удалось провести 16 экспедиций в Катунский заповедник – биосферный резерват планетарного масштаба. Это стало ярким эпизодом моей жизни. В процессе обобщения и систематизации материалов я неизбежно столкнулся с описаниями состояния этих территорий выдающимся первооткрывателем Алтая Василием Васильевичем Сапожниковым. По Катунскому хребту и верховьям Катуни встречаются целые районы, охватывающие по несколько водоразделов притоков Катуни, сильно поврежденных пожарами, причем настолько сильно, что там до сих пор лес не растет. На расспросы о точной дате пожара местные жители ответить не смогли. Только в книге Сапожникова «Катунь и ее истоки» 1900 года издания прочитал, что в 1897 году, поднимаясь из Уймонской долины в верховьях Катуни в районе рек Большая Речка и Тихая, исследователь сделал в дневнике запись об увиденных выгоревших горах, оставивших в его сознании «удручающую картину». В его записях есть описание еще одного места с выгоревшим лесом, в вершине реки Мюшту-Айры, берущей начало из ледника Мюшту, – северо-западный склон Белухи. Что поразило меня больше всего, до легкого шока, так это то, что эти остовы кедрового леса стоят до сих пор, как памятники прошлых эпох с неразгаданными стихиями, напоминая нам о хрупкости и одновременно сверхустойчивости, о быстротечности и одновременно невероятной растяжимости этого мира.


От себя хочется добавить, что несколько лет назад я была на кордоне Тигирекского заповедника. Но даже непродолжительного времени хватило, чтобы составить впечатление о мощи и величии этих мест. Сложилось ощущение, что природа здесь не покорилась человеку и вряд ли когда-нибудь покорится.

Ольга Лисица 

фото Алексея Эбеля

Актуальные темы свежего номера
Наука – производству
События
Лесные ресурсы