Лес полосатых

09.10.2017

Для меня, петербуржца до мозга костей, Дальний Восток – это нечто столь же далекое, как Антарктида или остров Пасхи. Даже Чили или Фолклендские острова отсюда кажутся более близкими и доступными, так что поездка в Приморский край выглядит, будто полярная экспедиция.

Собственно, визит в Сихотэ-Алинский заповедник оправдал мои догадки, потребовал немалых усилий, но и результат не разочаровал. Прогуляться по краю материка, подняться на километровую сопку и погулять по территории амурского тигра, бурого и гималайского медведей – весьма интересное испытание для человека. Но обо всем по порядку.

Маршрут Пулково–Внуково–terra incognita для меня уже стал обыденным. Тринадцать часов в самолетах-аэропортах, и я спускаюсь по трапу в солнечном городе Артем, что в 30 км к северу от Владивостока. Быстро разобравшись с документами по аренде машины, я вбил в навигаторе точку с заветной надписью: «Терней», и серая лента дорог уже мчится в зеркале заднего вида куда-то на юго-запад. 550 км асфальта и 100 км грунтовки петляют среди красочных пейзажей Приморского края, пробиваясь сквозь нагромождение сопок. Спустя 10–11 часов я на месте, в устье реки Серебрянки на берегу Японского моря. Основательно выспавшись, я отправляюсь в управление государственного биосферного Сихотэ-Алинского заповедника, где меня уже ждут интересные люди и их истории.

photo_2017-10-09_14-13-03.jpgЗаповедник расположен на территории трех районов Приморского края – Тернейского, Дальнегорского и Красноармейского. Его площадь сегодня 401 600 га, включая 2900 га акватории Японского моря, но это лишь пятая часть той территории, которая была отведена заповеднику в 1935 году. На момент создания Сихотэ-Алинский заповедник являлся самой крупной охраняемой природной территорией на планете – площадью почти 2 млн га. В 1979 году он был включен в перечень биосферных резерватов ЮНЕСКО, в 2001 получил статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. А пару лет назад «Сихотэ-Алинь» получил сертификат CATS, подтверждающий значимость территории для сохранения тигра.

Изначально особо охранный статус этой территории Приморского края присвоили с целью сохранения «мягкого золота России» – соболя. Пушной зверек стал жертвой непомерного промысла, и в начале прошлого столетия его существование на нашей планете оказалось под серьезным вопросом, в связи с чем было образовано несколько заповедников, первым из которых стал Баргузинский, но о нем я расскажу в следующем номере. «Сихотэ-Алинь» – это также место обитания соболя, и запрет на отстрел этого представителя куньих должен был стать гарантом восстановления его популяции. Сохранением же крупных кошек, а также птиц, среди которых присутствует и рыбный филин, стоящий на той же ступени на пути к вымиранию, что и амурские тигры, заповедник занялся несколько позже.

Заповедник по праву считается лесным, ведь 97 % его территории занимают леса. Прибрежная часть покрыта дубравами, в центральной располагаются кедрово-широколиственные леса и кедрачи, а западные склоны Сихотэ-Алиня – это темнохвойная тайга с лиственницами, елями и пихтами. Под пологом высоких гигантов, достигающих 35 метров в высоту и 450 лет в возрасте, скрываются поистине уникальные проявления растительной жизни. Территорию лесов заповедника можно разделить на три категории: девственные, коренные и эксплуатировавшиеся леса. Девственные леса отличаются тем, что на их территории за последние сотни и тысячи лет не происходило никаких изменений, в том числе вызываемых природными пожарами, о чем свидетельствуют срезы почв. Коренные леса сменили свой состав после пожаров, ну а бывшие в эксплуатации, подверглись наиболее активному антропогенному воздействию и были переданы заповеднику лишь в 1970–1980-х годах.

Фикусы в снегу – любопытно для туристов, не менее интересно для ученых

Жемчужиной растительного мира Сихотэ-Алинского заповедника можно назвать рододендрон Фори, который на континенте встречается исключительно в здешних девственных лесах, на площади около 35 га в верховьях реки Джигитовка и на водоразделе между этой рекой и Серебрянкой. Это деревце, со своими плотными кожистыми листьями, походящими на листья фикуса, выглядит, будто плохо завуалированный розыгрыш, представляя собой отголосок тропиков в тайге, среди пихт и елей. Посмотреть на белые цветки и вечнозеленые листья этого представителя семейства вересковых каждый год в заповедник приезжают гости из разных стран.

ЖИЗНЬ ХОЗЯЙСТВЕННАЯ

ООПТ условно можно разделить на две части, заповедную и охранную зоны, на которых режим немного отличается. В самом заповеднике запрещены практически все виды хозяйственной деятельности, а из необходимых мероприятий тут проводятся расчистки и создание минерализованных полос. Основные документы, по которым может осуществляться деятельность, – это лесохозяйственный регламент и проект освоения лесов, в котором строго соблюдаются все требования заповедного режима.

photo_2017-10-09_14-13-07.jpgВся древесина, полученная в ходе проведения расчисток, всегда остается на территории заповедника. Поваленные ветром деревья либо опасные сухостои по возможности перерабатываются и используются как пиломатериалы для обустройства изб и кордонов или в качестве дров для их отопления.

Что касается противопожарной инфраструктуры, то минполосы проходят как по периметру, так и по территории самого заповедника. Вокруг охраняемой территории проложена грунтовая лесовозная дорога, отделяющая заповедные леса от окружающих, так что в очень большом количестве разделительных полос заповедник не нуждается. Есть тут и сеть противопожарных дорог, и на территории ООПТ расположены 71 инспекторская изба, к которым проложены тропы-просеки, служащие как для научных целей, так и для противопожарных.


Но даже несмотря на сети противопожарных дорог и троп, порядка 80 % площади ООПТ находятся только в зоне авиапатрулирования. Раньше заповедник заключал договора с ФГБУ «Авиалесоохрана», однако последние два года в силу нехватки сил и средств профильного учреждения такие договора заключать не удалось. Сегодня услуги по патрулированию с воздуха предоставляет расположенное рядом лесозаготовительное предприятие ОАО «Тернейлес», а ФГБУ «Авиалесоохрана» обещает оказать помощь при тушении пожаров в случае их возникновения и обнаружения.

Что касается окружающей заповедник охранной зоны, площадь которой составляет 67 760 га, тут режим имеет переходный характер и не исключает ряда видов деятельности. В этой полосе запрещены сплошные рубки, капитальное строительство, нахождение людей с собаками, но тут можно гулять без специальных разрешений, собирать грибы и ягоды, рыбачить и охотиться. В охранную зону входит дорога Терней–Пластун, соединяющая эти два населенных пункта. Характерен пример, когда на этой трассе перевернулся бензовоз, и часть топлива попала на территорию охранной зоны. Был составлен протокол, дело довели до суда, однако в возбуждении административного делопроизводства заповедник получил отказ. Все потому, что режим охранной зоны не включает статей по мусору и ГСМ, и юридически никаких нарушений в разливе топлива здесь выявлено не было. В итоге дело отправилось в Росприроднадзор, и сегодня разбирательство продолжается.

Полотно дороги включает 10 метров проезжей части и придорожные полосы по 10 метров с каждой стороны. Несмотря на то, что согласно правилам пожарной безопасности, эту территорию дорожные службы обязаны расчищать, косить траву и убирать ветки из кюветов, заповедник ежегодно перед началом пожароопасного периода выписывает им предписания по уборке как необходимое напоминание. На территории самого заповедника имеется и другой объект, нуждающийся в хозяйственном уходе, – это оптико-волоконный кабель. Для того чтобы его проложить, сперва эти работы были внесены в проект освоения лесов, прошли экологическую экспертизу и были утверждены, так как не противоречили лесохозяйственному регламенту, а сам кабель укладывался в том месте, где ранее, где-то в 1990-х, уже была проложена медная телефонная линия. Под данный кабель была выделена полоса шириной 4 метра, на которой сегодня также проводятся прочистки.

ОХ, РАНО ВСТАЕТ ОХРАНА

Заповедный режим в целом ограничивает человеческое воздействие, однако он был бы невозможен без этого самого человеческого вмешательства. Люди охраняют территорию заповедника от любого вида антропогенного влияния, будь то браконьерство или же наоборот – попытки искусственного восстановления нарушенной природной территории или интродукции видов. Человек тут всегда только гость, а хозяева – звери и растения.

Для того чтобы не допустить незаконные рубки деревьев, охоту или рыбалку, а также просто несанкционированное нахождение человека на территории заповедника, тут работает 24 государственных инспектора, которые ежедневно патрулируют территорию заповедника. На каждого инспектора приходится порядка 16,8 тыс. га, и чтобы проверка такой площади была возможной, в арсенале заповедника имеются спутниковые навигаторы, полтора десятка единиц наземной техники и катер для патрулирования водных объектов. Задание на патрулирование включает в себя инспекцию в первую очередь тех объектов заповедника, которые наиболее вероятно могут быть подвержены браконьерству. Так, в весенне-летний период чаще нарушения происходят на солонцах, а значит, там и сосредотачиваются основные силы государственной инспекции.

Порой рыбаки могут зайти на десятки километров вглубь особо охраняемой территории

По периметру заповедника расположено несколько кордонов, которые находятся в тех точках, где наиболее вероятно проникновение людей на территорию заповедника, то есть на реках и излюбленных местным населением тропах. Помимо человеческих ресурсов, в охране также помогает техника. В глубине заповедника установлены фотоловушки, фиксирующие диких животных, проходящих мимо, но также они могут запечатлеть и незадачливых туристов или браконьеров. А вдоль побережья Японского моря имеется и видеонаблюдение, питающееся от солнечных батарей. Видеокамеры также служат научным целям, записывая суточные моционы местных тюленей, которых называют ларга, или пестрая нерпа. Устанавливать же видеонаблюдение еще где-то попросту невозможно, в силу отсутствия электроснабжения.

Чаще всего инспекторам приходится бороться с браконьерством в отношении копытных, которые довольно часто выходят прямо на дорогу Терней–Пластун и становятся легкой добычей для местных жителей. Животные не боятся и не убегают, и люди стреляют прямо в упор. В остальном заповеднике, к северу и западу от дороги, населения практически нет, и масштаб проблемы тут значительно меньше.

Помимо охотников, встречаются и нарушители на воде. Зимой рыбаки заходят на территорию по рекам, в частности по Колумбе и Серебрянке, весной и осенью – в море. Самое сложное – это отслеживать рыбаков на севере заповедника. Лесовозная дорога, проходящая по периметру заповедника, одновременно с защитой лесов от огня позволяет и браконьерам попадать на труднодоступные участки. По ней можно доехать до реки Колумбе и уже по воде попасть в заповедник.

Например, был случай, когда люди, занимающиеся заготовкой кедрового ореха, зашли на территорию заповедника и построили тут временное жилище, срубив для него несколько деревьев. Оперативная группа заповедника выявила правонарушение, но сами нарушители скрылись. Приехавшие на место сотрудники полиции оформили необходимые документы, и для дальнейшего расследования было вынесено определение о возбуждении административного дела. На основании переданных в полицию материалов было возбуждено уголовное дело. В течение года дело было расследовано, личности установлены, нарушители найдены. В ходе проведения следственных мероприятий и судебного разбирательства нарушители признали свою вину, благодаря чему смогли избежать условного срока, выплатив суммы ущерба и крупные штрафы. Ну а сам сбор кедрового ореха – это довольно часто встречающееся в заповеднике правонарушение в урожайные для кедра годы.

Фотоловушки применяют как для охраны, так и для наблюдения за животными и даже растениями!
Само взаимодействие с полицией очень помогает в работе инспекторов. Например, это касается вещдоков. Когда заповедник и полиция работают вместе, при выявлении правонарушений на место приезжает наряд сотрудников, которые составляют протоколы, а орудия правонарушений изымают, биркуют, опечатывают и увозят в отдел полиции. Таким образом заповедник избегает необходимости создания специальных комнат хранения изъятой собственности и возможности порчи или утери чужого имущества во время хранения.

ЧИСТО НАУЧНЫЙ ИНТЕРЕС

Упомянутый мной ранее рододендрон Фори представляет собой довольно большой интерес для ученых, поскольку он является частью девственной экосистемы, которая никогда не горела и никак не менялась на протяжении десятков тысяч лет. Для изучения подобной экосистемы на данном участке заложены несколько пробных площадей, ревизия которых проводится каждые 5 лет, а оценка цветения и плодоношения рододендрона – ежегодно. Также для наблюдения и сбора большего количества информации в этом году была начата работа по слежению за данным растением при помощи фотоловушек. Эта работа стала возможной после получения гранта от Всемирного фонда дикой природы WWF, в рамках которого ведется наблюдение за так называемой великолепной четверкой – представителями редких видов живой природы: амурский тигр, амурский горал, рододендрон Фори и рыбный филин. Многие удивляются, как фотоловушки можно использовать для слежения за растениями, а не за животными. Дело в том, что эти аппараты срабатывают не от движения, а запрограммированы на то, чтобы дважды в день делать серию снимков. На этих кадрах фиксируется и температура, и по ним можно определить, как ведет себя растение при потеплении или похолодании. Также было замечено, что на некоторых участках цветочные почки сильно повреждаются насекомыми, и фотоловушки помогут отследить, в какой период и как это происходит.

Помимо растений, Дальний Восток крайне интересен и с точки зрения животного мира, в первую очередь представителями семейства кошачьих. Об амурском тигре рассказывать я не стану, но о двух других диких кошках немного расскажу. Сихотэ-Алинский заповедник находится на средней широте Приморского края, и тут происходит смешение северных и южных видов представителей живого мира. Так, здесь можно встретить рысь, ареал обитания которой тянется на север к Хабаровскому краю, и дальневосточного лесного кота, который предпочитает более теплый климат и чаще встречается в южных областях Приморья и в Китае. Кроме того, здесь можно встретить и два вида медведей – южных гималайских и наших северных бурых. Здесь наблюдается смешение видов и по другому направлению – на востоке, в прибрежной зоне, часто встречаются горалы и пятнистые олени, а вот на западном склоне Сихотэ-Алиня можно встретить более континентальный вид – лося.

В последние годы тут наблюдается весьма интересная картина по соседству животных. Очень распространено мнение, что кошки и собаки плохо уживаются вместе, и для дикой природы это правило работает почти везде. На территории кошек практически нигде не встречаются волки, исключением можно назвать разве что индийские заповедники в районе Западных Гатов, где достаточно мирно сосуществуют тигры, леопарды и дхоли (красные собаки, памятные нам по «Книге джунглей» Редьярда Киплинга). Хрестоматийная ситуация была отмечена и в нашем заповеднике: когда в 1950–1960-е годы резко сократилась популяция тигров, на территории заповедника очень сильно распространились волки, а по мере увеличения численности тигра волк территорию покинул. Сейчас же волк в некоторых местах регулярно отмечается фотоловушками, так же регулярно там отмечается и тигр. На основе этого ученые могут сделать вывод, что при небольшой численности популяций обоих видов и при достаточной кормовой базе волки и тигры могут вполне мирно сосуществовать на одной территории.

ТУРИЗМ И ЭКОПРОСВЕЩЕНИЕ

Практически во всех заповедниках и прочих ООПТ ведется туристическая и эколого-просветительская деятельность. Сотрудники заповедника принимают участие в огромном количестве акций и праздников по всему Дальнему Востоку, и когда я приехал сюда с визитом, специалисты отдела экологического просвещения только-только успели вернуться с подобного мероприятия в Хабаровске. Ежегодно заповедник подготавливает более двух сотен публикаций для различных СМИ, проводит более 40 уроков в образовательных учреждениях, и более 30 % всех посетителей – это дети.photo_2017-10-09_14-13-11.jpg

Ежегодно в «Сихотэ-Алинь» приезжает порядка 3000 человек, для которых уже существует более 130 км экскурсионных маршрутов, и тут также есть своя интересная особенность. Примерно 20 км троп оборудованы деревянными настилами, создание которых – это некий «привет» отголоску незаслуженно забытой практики, последние несколько лет возвращающей свои позиции. Практика, известная многим под названием «студотряд», заново появилась в заповеднике около 4 лет назад. Это совместный проект с сотрудничающей с заповедником организацией АНО «Центр «Амурский тигр». В основном это студенты дальневосточных вузов, хотя иногда появляются и учащиеся из других регионов. Молодые люди на несколько недель приезжают в заповедник и помогают в обустройстве троп и очистке прилегающих территорий.

Мне же выпала возможность принять участие в исследовании территории, на которой планируется создание новой экологической тропы, а значит, я смог побывать там, куда многим проход закрыт. Это 8-километровый маршрут с восхождением на гору, пролегающий сквозь густые заросли папоротников и высокой травы, дубравы, смешанные леса и каменистые россыпи. Первая часть маршрута пролегала в довольно ровной низменности у подножья сопки, ну а вторая – это сложный подъем по каменистому склону на высоту в 900 с небольшим метров. В сопровождении четырех сотрудников заповедника я смог насладиться великолепными видами вековых лесов и прекрасными панорамами, открывшимися с вершины сопки.

Внутри меня боролись сразу несколько чувств: одни раскрывали тягу к исследованиям и стремились к встрече с тигром или медведем, другие отстаивали интересы самосохранения и молились о том, чтобы хищники не оказались поблизости, ну а третьи, самые прагматичные и скучные, говорили о том, что встретить хищника в лесу – задача не из простых, ведь один- единственный тигр может жить на площади в несколько сотен квадратных километров, не допуская на эту территорию конкурентов, и шанс наткнуться на большую полосатую кош-ку исключительно мал. В подтверждение этой точки зрения говорила и история о журналисте, который ради фотографии амурского тигра приезжал в заповедник на протяжении трех лет и практически жил в лесу половину весны, все лето и часть осени. Такая экспедиция в завершение моего визита на Дальний Восток вызвала у меня целый букет всевозможных эмоций, самая сильная из которых постоянно тянет меня обратно, туда, где заканчивается наш материк, где обитают единственные на планете тигры, не боящиеся снега, где солнце встает на 7 часов раньше, чем в Санкт-Петербурге, а на берегу почти что Тихого океана греют пузо пестрые тюлени.

Кирилл Веревочкин

Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События