РОССИЙСКИЙ ЛЕС ПРОБЛЕМ: найдем ли выход?

18.12.2018

Мы уже публиковали мнения многих авторитетных ученых и практиков о наиболее актуальных вопросах лесного законодательства. Продолжаем этот важный разговор с ведущим научным сотрудником СПбНИИЛХ, автором более 50 научных работ, кандидатом сельскохозяйственных наук Олегом Антоновым.

ЗАШЕЛ В ТУПИК? ВЕРНИСЬ К ИСТОКАМ!

Прежде всего хотелось бы услышать Ваше мнение о причинах того, что эффективность лесопользования в России уже много лет не соответствует интересам государства как собственника лесов. С этим можно что-то сделать?

– На мой взгляд, главная причина в том, что в лесах России сейчас действуют не совсем корректные «правила игры». Наш главный лесной закон – Лесной кодекс РФ 2006 года – в корне изменил лесные отношения, уничтожил лесную службу и хозяйственные структуры (лесхозы), выбросил из системы людей, которые профессионально занимались лесным хозяйством.

Говоря о лесе, необходимо исходить из того, что лесное хозяйство не может быть убыточным, что называется, по определению. Но, вопреки этому, весь советский период лесное хозяйство было бюджетное, то есть не зарабатывало деньги, а получало их из бюджета и осваивало. А сейчас, к сожалению, даже такой механизм финансирования лесного хозяйства нарушен. И те люди, которые должны профессионально заниматься лесным хозяйством, имеющие специальное образование, положившие на него свой талант и многие годы труда, перестали заниматься функциями хозяйствования, стали обычными чиновниками. Они просто распорядители лесного фонда и лесных работ. Поэтому ситуация дошла до той печальной стадии, которую мы сейчас все наблюдаем.

Как я уже сказал, в нормальной системе не может быть убыточной отрасли экономики. Между тем в 2014 году, например, общий доход от лесного хозяйства России составил 25,4 млрд руб., а расходы на него – около 37,2 млрд. То есть мы получили 11,8 млрд руб. чистого убытка. От отрасли, которая должна была бы наполнять казну! Как это было сто лет назад в Российской империи.

Если мы вспомним нашу историю, то, как были устроены лесные отношения в царское время, то мы увидим, что тогда лесничий являлся главным организатором лесных работ, а главным продуктом его деятельности были выращенные качественные высокопродуктивные древостои. Этими древостоями лесничий имел право торговать на аукционах. В результате такой деятельности зарабатывались очень приличные средства. Например, в книге «Вехи лесного хозяйства России», написанной заслуженным лесоводом России Игорем Васильевичем Шутовым, представлены материалы по 1913 году. Чистый доход, то есть прибыль лесного хозяйства, в 1913 году составлял 60 млн руб., а по тому году курс рубля соответствовал 0,77 грамма золота.

В 1913 году лесное хозяйство России заработало около 46 т золота

Согласитесь, цифра впечатляет. Отсюда мы видим, что именно нам надо реанимировать. Иначе говоря, нам необходимо вернуться к нашим истокам.

Основной и до сих пор не решенной проблемой лесного хозяйства является его интеграция в рыночную экономику, организация и ведение особого вида деятельности, оперирующего специфическим видом имущества  – лесным фондом. У лесного хозяйства отсутствует конечный рыночный продукт.

– Проще говоря, нам надо взять царский лесной закон и переложить его на современную ситуацию?

– Да, именно так. Необходимо сделать лесничего главным хозяином в лесу. Кроме того, надо запретить сдавать леса в аренду, точнее, в псевдоаренду. Ведь то, что мы видим сейчас, нельзя назвать арендой. По сути, это узаконенное воровство, видимо, принятое в угоду крупным лесопромышленным холдингам. Потому что почти никто из них не заинтересован в сохранении источников сырья, никто не вкладывает деньги в леса, как это должно быть, как это делал бы хозяин. Никто не строит дороги так, как они строятся за границей. Да и лес никто не выращивает должным образом, по законам лесохозяйственной науки. Потому что лесом у нас занимаются временщики. До революции в России леса были в частной и государственной собственности. В новой России решили попробовать новый вид лесных отношений – аренду. И уже через непродолжительное время все, кто болеет за лес, поняли, что это самая неэффективная форма отношений.

ЛЕСУ НУЖЕН ХОЗЯИН

–  Правильно ли я понял: Вы считаете, что Лесной кодекс надо полностью переписать?

–  Да, абсолютно правильно.

Причем об этом говорят и сами лесопромышленники. И подзаконные акты, такие как Правила заготовки, лесовосстановления, пожарной безопасности и так далее, тоже требуют пересмотра, потому что в Лесном кодексе вообще отсутствует само понятие лесного хозяйства как отрасли экономики и полностью отсутствует экономическая составляющая. Понятие «лес» (ст. 5 ЛК РФ) представлено как экологическая система или природный ресурс. И это все определение!

Сейчас Лесной кодекс представляет собой абстрактный документ, который полностью оторван от жизни, от леса, и совершенно непонятно, с какой целью и для кого он написан.

Необходимо, чтобы каждый занимался своим делом. Сажать лес, его выращивать, охранять, тушить пожары, проводить лесоустройство, мелиорацию, строить дороги должны лесоводы – специалисты лесного хозяйства, объединившиеся в специальные организации, которые могут быть или частными, или государственными. А лесозаготовками и всем, что связано с переработкой срубленной древесины, должны заниматься лесопромышленные компании.

– У наших соседей – Финляндии, Швеции  – распространена частная собственность на леса. Ваше отношение к такой форме собственности на леса в России?

– Я допускаю частную собственность на леса в Российской Федерации. Прежде всего потому, что убежден – люди, которые владеют каким-то имуществом, более адекватны, более дисциплинированы, более ответственны, лучше исполняют законы. Они понимают, что если будут закон нарушать, то они этой собственности лишатся.

А для предупреждения социальных конфликтов, по примеру упомянутых Финляндии и Швеции, необходимо законодательно прописать, что, независимо от формы собственности на леса, в них должен быть обеспечен свободный доступ граждан.

Кроме того, нельзя упустить и тот факт, что в практике развитых стран с частной собственностью на леса собственник не имеет право рубить лес, как ему вздумается, например, неспелый лес. Также собственник не может не пускать в лес других людей, например, для сбора грибов и ягод, поскольку сбор разрешен законом. Конечно, и посетители леса обязаны вести себя цивилизованно.

Весь период нашей истории после революции 1917  года показал, что государство совершенно неэффективный собственник, поэтому частная собственность на леса вполне может существовать в России. Сейчас же лесное хозяйство, как мы видим, абсолютно неэффективно.

В той же Финляндии, при населении 5 млн человек, 500 тыс. являются собственниками участков леса, то есть каждый десятый гражданин. Конечно, там есть и государственные леса, не обязательно, чтобы все были частными. При этом далеко не все собственники леса обладают специальными знаниями, но они обязаны нанимать профессионалов, которые помогут им обеспечить эффективное ведение лесопользования согласно нормативной базе.

– Если уж мы говорим об опыте иных стран, то интересно узнать – какая из зарубежных лесохозяйственных практик лучше всего подошла бы России в качестве основы?

– Вообще, классическим лесоводством считается немецкое. На наши очень похожи лесорастительные условия Канады, но там леса государственные примерно на 90  %. И там тоже есть институт аренды. И наше правительство почему-то взяло за основу модель канадского лесного хозяйства. Но в Канаде более жесткие требования, и люди там работают с более ответственным отношением, с другим менталитетом.

С учетом огромной площади нашей страны, моделей может использоваться несколько, свои  – в разных федеральных округах, но основная парадигма должна быть одна – прибыльное лесное хозяйство. Лес должен сохранять свои экосистемные функции и приносить прибыль, независимо от формы собственности. Для этого у нас есть все – мы знаем, как лес растет, как нужно за ним ухаживать, есть лесорастительное районирование.

ЦЕНЫ, ИНФОРМАЦИЯ, КАДРЫ

– Как Вы сказали, даже в настоящий момент, когда на лесное хозяйство тратят крайне мало, не строят дороги, не проводят мелиорацию, лесное хозяйство приносит убытки. Если же государство будет все это делать, то наш бюджет совсем в минус уйдет?

– Здесь надо понимать, что сейчас в России стоимость древесины на корню катастрофически мала. Я часто привожу такой пример: самый дорогой кубометр растущего леса – это крупная деловая древесина сосны первого класса товарности I  разряда такс, который стоит примерно 265  руб. А как только это дерево срубят, обрежут сучья и напилят сортименты, кубометр стоит уже 2500 руб. и выше. И это на лесосеке, а на лесопильном заводе он стоит еще дороже. Далее стоимость прибавляется, когда его распилят на доски, потом – когда высушат, прострогают и так далее. То есть деньги зарабатывают на переработке древесины, а сам ресурс очень дешевый.

Такая дешевизна ресурса формирует, во-первых, убыточность лесного хозяйства, а во-вторых, наплевательское к нему отношение. Например, в Германии, Финляндии стоимость ресурса в общей себестоимости готовой продукции из древесины составляет около 40 %. А у нас плата за ресурс меньше 10 % в стоимости круглого леса. При этом я говорю о самой дорогой, высококачественной древесине сосны, при небольшом расстоянии вывозки. А ведь ель, береза, осина стоят еще дешевле на корню. И это очень дешевое сырье во многом приводит к убыточности нашего лесного хозяйства.

Очень полезно вспомнить о том, что в начале 2000-х годов в России лесхозам разрешили продавать свои лесосеки на аукционах; они стали получать ощутимый доход, поднялась зарплата, появилась возможность закупать новую технику, кстати, стимулируя лесное машиностроение. Но эту практику прекратили.

Хочу сказать, что это был очень хороший опыт. Если возродить такие лесхозы и дать им экономическую самостоятельность, то будут и зарплаты, и привлечение молодежи, и техника, и леса в порядке. Вся беда в том, что лесное хозяйство не встроено в рыночную экономику, а продолжает дотироваться из бюджета. Необходимо законодательно установить, что конечным рыночным продуктом правильного лесного хозяйства как отрасли материального производства является выращенный лес на корню, отведенный в рубку.

– Какие еще проблемы стоит отметить в лесном хозяйстве России?

– Сейчас у нас большая беда с лесоустройством, практически его нет. То есть государство как собственник перестало контролировать принадлежащий ему ресурс. Из-за этого мы сейчас – как ежики в тумане, фактически слепы для принятий решений. Мы не знаем, чем реально располагаем. Классическое лесоустройство, которое раньше проводилось повсеместно и регулярно, давало нам достоверную информацию. Это позволяло делать базу данных, составлять планы, проекты, создавать новый картографический материал. Сейчас ничего этого нет. Какая-то работа идет только по заказам арендаторов, да и то результаты такого лесоустройства часто вызывают сомнения.

Ситуация в лесном хозяйстве, образовании и лесной науке – слепок с общей обстановки в стране
Ваше мнение о современной подготовке кадров для лесного хозяйства?

– К сожалению, надо признать, что уровень образования будущих лесоводов стал довольно низким. И это связано не со снижением уровня преподавательского состава лесных вузов, а с тем, что у профессоров и доцентов появилась апатия, какое-то чувство безнадежности, можно сказать, потеря смысла работы.

Когда власть демонстрирует незаинтересованность в развитии лесного хозяйства, это накладывает свой отпечаток. В результате современные студенты не показывают требуемого уровня знаний.

На мой взгляд, если мы хотим получить хорошего специалиста, то сначала нужно обучить его в лесном техникуме, где его научат основам профессии – сажать лес, проводить рубки ухода, делать таксацию, отводить лесосеки и так далее, и где он сам сможет понять, насколько он хочет и готов посвятить свою жизнь лесу. Только тех, кто захочет расширить свой кругозор и углубить знания, можно отправлять в лесной институт. Особо отличившихся и тех, кто себя проявил и склонен к научной работе, – допускать к поступлению в аспирантуру. А поголовное высшее лесохозяйственное образование – это неправильно. Такое количество кадров с высшим образованием в лесном хозяйстве не востребовано, и мы просто напрасно тратим государственные деньги, которые могли бы найти лучшее применение.

Беседовал Игорь Григорьев,
д. т. н., профессор каф. ТОЛК ЯГСХА


Актуальные темы свежего номера
Это интересно
Лесные ресурсы
Бизнес и профессия