Мошенничество: знать, чтобы предотвратить

12.12.2016

Современный подход к распоряжению территорией лесного фонда, как уже не раз отмечалось, далек от идеального. К сожалению, сегодняшние процедуры передачи в аренду лесных участков оставляют большой простор для мошенничества...

мошенничества и коррупции, и в основе здесь лежит сама методика, установленная Лесным кодексом. Одну из подобных схем мы решили описать на страницах журнала, чтобы показать, насколько вопиющи недочеты, которые, к сожалению, присутствуют в современных методиках.

Какова же схема передачи участка в аренду? С одной стороны, существует государственный лесной реестр (ГЛР), который ведет орган исполнительной власти субъекта. По сути это основной реестр, в котором учтены земли, виды лесопользования, ресурсы и т. д. Субъект РФ в соответствии с ГЛР составляет лесохозяйственные регламенты лесничеств, в которых прописываются разрешенные виды пользования, возрасты рубок, расчетная лесосека и прочие параметры, согласно приказу Рослесхоза № 126 от 04 апреля 2012 года.

С другой стороны, есть арендатор, потенциальный лесопользователь, который обязан составить проект освоения лесов. По сути проект освоения – это выражение намерений потенциального пользователя в отношении арендуемого участка. Здесь указываются виды и предполагаемые объемы использования, а также вся информация об иных планируемых видах деятельности (приказ Рослесхоза № 69 от 29 февраля 2012 года).

Итак, для составления договора аренды потенциальный пользователь подает на рассмотрение свой проект освоения, а орган исполнительной власти проводит экспертизу проекта на соответствие с регламентом. И если проверка пройдена, то далее заключается договор и все работы ведутся по этому проекту.

Казалось бы, где же тут поле для мошенничества?
Что ж, расскажем. Составление лесохозяйственного регламента – это работы, финансируемые из федерального бюджета, которые должны проводиться органом исполнительной власти. Этот регламент основывается на данных ГЛР, по большей части на материалах лесоустройства, учтенных в этом реестре. Лесоустроительные работы проводятся компанией, выигравшей аукцион, либо за частные деньги, если устройство заказывает арендатор.

Тут недобросовестный лесопользователь может договориться с органом исполнительной власти, и материалы «заказного» устройства попадут в ГЛР.
А далее регламент может быть составлен на основе именно этих данных, в которых, например, возможно завышение расчетной лесосеки, если мы говорим о заготовке древесины.

И хотя есть федеральное бюджетное учреждение «Рослесинфорг», далеко не всегда ФГБУ побеждает на аукционе. К примеру, орган исполнительной власти субъекта может включить в заказ устроительных работ дополнительные виды услуг, например, установление границ, которые не входят в лесоустроительную инструкцию. Соответственно, федеральное учреждение не сможет выиграть аукцион, поскольку цена максимально занижена, лишь бы не допустить победы.

Таким образом, недобросовестные арендаторы, особенно если имеют какие-то связи в органах исполнительной власти, что не редкость, могут либо сами принять участие в аукционах на проведение устроительных работ, либо, чтобы немного завуалировать свои намерения, привлечь для участия в аукционе «третью» компанию. А поскольку для победы в аукционе нужно указать наиболее привлекательный ценник, арендатору не составляет особого труда повлиять на разработку регламента. Для его обоснования достаточно провести «подходящее» лесоустройство, заказать которое также не слишком сложно. В итоге арендатор самостоятельно проводит лесоустройство, влияет на регламент и составляет проект освоения, где может указать любые выгодные для себя данные. Очевидно, что дальнейшая экспертиза пройдет как по маслу.

Как этого избежать?
Поскольку данные лесоустройства включаются в государственный лесной реестр (ГЛР), то необходимо гарантировать достоверность материалов устройства. Проведение его должно осуществляться в рамках исполнения государственных контрактов с применением высокоточных методов, при этом выполняться либо государством, либо посредством аккредитации лесоустроителей. Ведение же ГЛР должно быть передано на федеральный уровень, равно как и разработка регламентов. Безусловно, составление лесохозяйственного регламента для лесничеств Дальневосточного федерального округа не может проводиться в Москве, так как это будет чрезмерно долго и дорогостояще. Однако если, к примеру, для хабаровских лесничеств регламенты будут составлять где-то в Сибири, для Северо-Западного федерального округа –скажем, в Уральском федеральном округе и т. д., то возможность сговора в такой схеме будет серьезно затруднена. В данном случае проект освоения можно смело передавать в руки коммерции.

Показывать пальцем на конкретные субъекты и арендаторов сейчас смысла не имеет, однако публикация данной статьи направлена именно на привлечение внимания к этой проблеме. Ведь осознание проблемы – первый шаг к ее решению.

Кирилл Веревочкин
Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События