В тылу на передовой

01.06.2017

О том, какой ценой заготавливали лес в годы войны и почему у жителей Санкт-Петербурга и Алтайского края есть общие дети.

ВРЕМЯ УЗНАТЬ КОРНИ!
– В последние годы люди стали все чаще обращаться к историческим документам, фото архивам военных лет, – рассказывает хранительница Музея леса в Алтайском крае Валентина Васильевна Пашкова. – В преддверии Дня Победы в музей приходит огромное количество людей. Те, кто побывал у нас впервые, увидел документы о воевавших родственниках, узнал об их наградах, подержал в руках фотографии, уходят со слезами на глазах. Уходят не домой. Был случай, когда мужчина прямиком из музея поехал на кладбище – сразу после того, как прочитал переписку своего деда и бабушки. В 1943 году они еще не были женаты, и трогательные строки молодого бойца юной девице будто бы пробили внука током. Это было время узнать свои корни.

Музей леса.jpg
В Алтайском крае есть два музея, посвященных лесному хозяйству. Это Музей леса, созданный и действующий на базе ООО «Лес Сервис» (входит в ЛХК «Алтайлес»), а также Музей приобских лесов, появившийся благодаря ООО «Леспромэкспорт». Тема Великой Отечественной войны – особенная. В музеях собраны уникальные фотоархивы, документы о самой кровопролитной войне человечества. То, что именно лесоводы стали инициаторами создания музеев в лесных селах, не случайно. В Ключевском и Троицком районах Алтайского края, где располагались крупные лесные предприятия – Ключевский лесхоз и Боровлянский леспромхоз, – судьбы местных жителей неразрывно связаны с войной. Мужчины в те годы уходили на фронт, а женщины мужественно брали на себя их обязанности.


ЛЕНИНГРАД — БОРОВЛЯНКА

Великая Отечественная война у многих отняла возможность знать своих отцов, дедов и прадедов. Были и те, кто никогда не увидел своих детей – из блокадного Ленинграда их эшелонами переправляли в безопасные регионы страны. Одним из таких был – Алтайский край. По воспоминаниям местных жителей, в 1942 году в село Боровлянку эвакуировали последний эшелон с годовалыми, двухгодовалыми, трехлетними малышами. Многие из них умерли еще по дороге из Ленинграда в Барнаул – от истощения и болезней. В осажденном городе их собирали по квартирам, где находили рядом с умершими родителями, или среди трупов на улицах после бомбежек. Теперь об этих страшных событиях напоминает мемориал, установленный в селе, а также экспозиция Музея приобских лесов. Как рассказал основатель музея Владимир Елизаров, местные жители не были равнодушными к эвакуированным детям. Многих забирали в семьи, сирот усыновляли, помогали продуктами, одеждой. К счастью, были дети, которых после войны забрали оставшиеся в живых родители или родственники. Но были и те, кто не дождался своих; став взрослыми, они остались жить в Алтайском крае. Но выжили не все: «На боровлянском кладбище похоронены 88 детей – те, кто умер уже в селе. Это большая боль и трагедия. Поэтому музей – это не только место, где хранятся экспонаты, это еще и возможность прикоснуться к истории, узнать о своих родных и близких», – считает Владимир Елизаров. Стоит сказать, что связь с музеем поддерживает правительство города Санкт-Петербурга. Ежегодно в День памяти здесь проводятся встречи с людьми, чьи судьбы неразрывно связаны и с Ленинградом, и с Алтайским краем. Дети блокадного Ленинграда – одна из самостоятельных экспозиций музея. Здесь же –информация о том, чем жил Боровлянский леспромхоз в годы войны.

ЦИФРА
1227 тыс. м3 пиломатериала было выпущено в Алтайском крае с 1941 по 1945 год, по данным алтайской статистики
Разумеется, главной задачей предприятия была работа на оборонный комплекс страны: производили оружейные заготовки для прикладов, шили одежду для фронта. На заготовках и переработке трудились женщины, пенсионеры, подростки. В 1942 году в Боровлянку отправили ссыльных и военнопленных (латыши, финны, поляки). Они работали в лесу, делали срубы. В 2014 году музей посетил глава представительства ЕС в России Вигаудас Ушацкас. Его отец ребенком был депортирован в Боровлянку. По мнению Ушацкаса, война сделала историю многих людей общей, поэтому так важно хранить память и передавать ее из поколения в поколение.

130 гектаров леса посажено в память о 130 погибших воинах.jpgПОДВИГ ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ
– В годы войны Ключевской лесхоз (сейчас это ООО «Лес Сервис») выполнял планы по всем показателям на сто процентов, – такие данные приводит Валентина Пашкова. – Только представьте: в лесу, в сложнейших условиях, работали женщины и их дети. Разве это не подвиг? Это и есть настоящий подвиг. В Музее леса сохранилась информация о том, как жил лесхоз весной 1941 года. Волновали людей предстоящая посадка лесных культур, выкопка питомника, состояние техники и здоровье лошадей, подготовка к пожароопасному сезону. О том, насколько ответственно в те годы подходили к лесокультурным работам, свидетельствует приказ № 18 от 2 апреля 1941 года: «К виновным будут приняты строгие меры воздействия вплоть до отдачи под суд». Так, в заботах, незаметно пролетела весна. Наступило лето. О том, что началась война, в лесхозе узнали 22 июня, но не в четыре утра, а в пять часов вечера. – Днем мобилизации было объявлено 23 июня. Первым в списки себя внес директор – Василий Николаевич Романов. Он прошел всю войну и, раненный, контуженный, вернулся домой в 1943 году. На фронт было мобилизовано 130 человек из лесхоза. 51 погиб. 19 женщин заменили мужей – они остались на кордонах и вышках, – рассказывает Валентина Васильевна.

Впервые в истории лесхоза, который был организован в 1911 году, женщины приняты на должности лесников. – Что удивительно, до осени 1945 года лесных пожаров не было, – продолжает Валентина Васильевна. – Также готовили лес, содержали большой лесхозный огород, сеяли овес для лошадей, пшеницу. Пожарными сторожами были женщины, три девочки ушли на курсы трактористов. Столько мужества, столько героизма! Приказы строгие. Причина, по которой можно не явиться на посадку, – только смерть. Даже если женщина была беременной или на сносях! За опоздание на 15 минут можно было отправиться в тюрьму. Была строгая дисциплина, как и положено в военное время. Никто из рабочих не уходил в отпуск четыре долгих года. Заготовка леса была значительно меньше, но тем не менее вывозили лес на лошадях, быках. Только представьте, по всем показателям Ключевской лесхоз выполнял план на сто процентов!

Военный период в лесной отрасли России – это подвиг матерей, жен и подростков, работавших в тяжелейших условиях на лесозаготовках

Война и ее герои не забыты. Сто тридцать гектаров леса посажено в Алтайском крае на границе с Казахстаном. Здесь же, на пригорке, среди зеленого моря молодых культур, в 2005 году установлен памятник, где увековечены имена всех 130 воинов. Сохранились воспоминания старожилов еще одного лесного поселка – Бобровки, расположенной в пригороде Барнаула. Местный леспромхоз, выполняя заказы фронта, заготавливал дрова для военных госпиталей, газо-чурку для тракторов, изготовлял оружейную болванку. Из воспоминаний местной жительницы Марии Антоновой: «По пояс в снегу, в морозы женщины самоотверженно валили лес, распиливали его, а подростки увозили на санях в деревню. Заготовка древесины не прекращалась ни зимой, ни летом, когда от комаров спасались только дегтем, обмазывая им руки и лицо». Жизнь идет вперед. Время отделяет нас от событий страшных лет войны. Но тем важнее хранить память, создавать, растить и строить –во имя тех, чью мирную жизнь уничтожила война. Именно поэтому ежегодно в Алтайском крае закладываются победные леса – лесоводы вместе с добровольцами гектар за гектаром высаживают деревья. Каждое из них – напоминание будущим поколениям о том, как сложно созидать и как легко разрушать.

Ольга Лисица
Фото автора и пресс-службы Минприроды и экологии Алтайского края

Актуальные темы свежего номера
Лесные ресурсы
Будущим профессионалам
Лес и закон