Обитель спокойствия

22.07.2016

Если меня спросят, является ли человечество добрым, я отвечу в несвойственной мне манере – встречным вопросом: что появилось раньше – ядерная бомба или ядерный реактор? 

Большая часть современных гражданских технологий пришла к нам из ВПК. Так получилось и в этом лесу. В начале XVIII века Петр I, основоположник Российского императорского флота (ныне Военно-морской флот РФ), заложил на берегах реки Линтуловки рощу исключительно военного назначения.

Для поддержания военного флота в боеспособном состоянии Петр I решил создать рощу близ столицы и Кронштадтской верфи, в которой должны были выращиваться деревья, необходимые для ремонта и строительства новых кораблей. В 1721 году он издал указ о создании такого насаждения, выбрав в качестве подходящей породы архангельскую лиственницу (лиственницу Сукачева).

Роща создавалась исключительно в военных целях – для поддержания боеспособности военно-морского флота

К сожалению, последний царь всея Руси до основания рощи не дожил, а указ его привели в исполнение лишь спустя 13 лет после его смерти. В 1738 году форстмейстер Фердинанд Габриель Фокель получил задание от Ее Императорского Величества Анны Иоанновны найти в Выборгском уезде удобное место для разведения лиственниц. Такое место главный лесной знатель нашел довольно быстро, и холмистые берега реки Линтуловки (ныне Рощинки), изначально выбранные еще самим Петром Великим, были отведены под создание нового ≪стратегического леса≫.

До создания нового насаждения, эта территория была пашней. Все сельхозкультуры были быстро сведены, а благодатную почву засели семенами лиственницы, привезенными из Архангельска. Создание рощи проводилось в несколько этапов. Первый – в 1738-1743 годах, тогда на площади 1,89 га был создан питомник, где выращивались саженцы лиственницы для дальнейшего разведения. Дело в том, что на малой площади значительно проще вести уход за молодыми деревьями. Когда деревья достигли пятилетнего возраста, их начали рассаживать, и к 1750 году площадь рощи увеличилась до 2,9 га.

Достичь дна, чтобы оттолкнуться
roscha_lind.jpg

Второй этап создания рощи заключался в дальнейшем расширении площади по тому же принципу: молодые деревья выкапывались и пересаживались на свободные территории, и к 1770 году площадь насаждения достигла уже 12,04 га. Тридцатилетние лиственницы с первичного участка уже давали отличные семена, которые начали рассылаться по другим регионам. Семена и саженцы лиственниц отправлялись в нынешние Новгородскую, Псковскую, Тверскую, Вологодскую и другие области, где закладывались новые плантации. К сожалению, после прихода к власти Екатерины II (1762 год), лесное законодательство пришло в упадок, и если первые годы работы в роще шли ≪по инерции≫, то с 1770 по 1805 год за рощей уже никто не следил и ее состояние граничило с критическим.

Однако после прихода к власти Павла I дела вновь пошли ≪в гору≫. В 1805 году созданный Павлом Лесной департамент всерьез занялся рощей, и начался третий этап развития этого великолепного заказника. Вновь начали расширяться границы. В 1830 году роща стала учебно-опытным объектом Санкт-Петербургского практического лесного института (ныне СПбГЛТУ). И еще через 10 лет площадь рощи уже перевалила за 60 га.

К 1840 году роща давала уже такой урожай, что семена начали продаваться за границу. Семена и саженцы наших лиственниц отправлялись в Европу, США, Австралию и Японию. Так продолжалось вплоть до революции, и к началу XX века роща занимала почти две сотни гектаров. Но с революцией интерес к роще вновь был утерян, правда, ненадолго.

Интродукция и интервенция
Уже в 1925 году в роще начали проводить лесокультурные работы, но теперь, помимо лиственниц, тут высаживали сосну Муррея, сибирскую пихту, ель, дуб, ясень, черную ольху и дугласию (Дугласова пихта). И если все эти породы были интродуцированы (привезены), то лиственницу высаживали исключительно из семян, собранных в роще. Это был четвертый этап развития, и за 20 лет роща разрослась на несколько сотен гектаров.

Но посреволюционный подъем снова был остановлен извне в 4 часа утра 22 июня 1941 года. Естественно, в военное время посадкой деревьев никто не занимался. Но, к счастью, благодаря расположению рощи она не подверглась массированным немецким бомбардировкам, а из-за того, что кольцо блокады проходило в непосредственной близости от нее, древесина отсюда не могла использоваться и Красной армией. Хотя даже в таких услови ях роща серьезно пострадала от тяжелой техники и боевых действий.

В послевоенные годы Линдуловская роща вновь обрела свою значимость, и уже в 1950-х годах тут вновь начали проводиться посевные и лесокультурные работы. А самый бурный расцвет произошел еще через 20 лет. Только в 1971 году в заказнике было создано свыше 40 га культур лиственницы. Еще через пять лет, 27 марта 1976 года, решением Леноблисполкома роще был присвоен статус государственного природного ботанического заказника. На тот момент насаждение занимало уже 986 га и являлось старейшим в России и Европе искусственным насаждением лиственниц Сукачева, произрастающих за пределами своего ареала.

Новый статус – новый уход
В 1982 году было создано еще 47 га культур лиственниц и других пород дерева. С 1990 года роща стала частью объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, войдя в состав ≪исторического центра Санкт-Петербурга и связанных с ним комплексов памятников≫, что, безусловно, увеличило внимание к состоянию насаждений. Сейчас роща занимает 1003 га, а на площади в 23 га в самом центре заказника растут старейшие деревья возрастом более 250 лет. Их макушки скребут облака на высоте до 51 метра, а стволы некоторых достигают диаметра в 1 метр!

Так и не получив применения, лиственницы стали важным историческим объектом, пережив все потрясения вместе с Санкт-Петербургом

Вообще, судьба рощи весьма интересна, ведь даже в годы массового ≪лесного безумия≫, характерного для 1870-х, 1920-х и 1940-х, заказник выживал. Ну а люди не то из уважения к Петру I, не то из-за захватывающего внешнего вида великолепных лиственниц, практически не тронули первозданного вида искусственного насаждения.

По первоначальному военному предназначению роща практически не использовалась. Она хоть и создавалась для снабжения древесиной Кронштадтских верфей, но к моменту, когда ее площадь и объемы стали соответствовать необходимым требованиям, потребность в этом материале практически сошла на нет. Естественно, рубки на территории природного заказника сейчас строго запрещены, а бензопилы тут шумят лишь в случае уборкиветровальных деревьев. Кстати, ветер не очень страшен лиственницам, и это также заслуга лесных мастеров. Для того, чтобы защитить от частых штормовых ветров со стороны Финского залива молодые лиственничные насаждения, специально была создана стена густого ельника. Взрослые же лиственницы имеют хорошую корневую систему, а прочность стволов обеспечивает отличную защиту от буреломов.

Вот таким образом изначально стратегически важное военное насаждение сегодня служит гражданам как прекрасное место для отдыха и единения с природой. Прекрасный холмистый ландшафт и величественные хвойные гиганты создают атмосферу спокойствия и уверенности, а шум бурлящего потока реки Рощинки, уравновешивая абсолютную лесную тишину, создает полную гармонии природную картину, способную расслабить даже самого избирательного посетителя.


Во время Зимней войны, оборонительные линии Финляндии проходили севернее рощи, а во время Великой Отечественной блокадное кольцо находилось, наоборот, ближе к Ленинграду, так что активные боевые действия несильно затронули насаждение. Также и у советской власти не было доступа к этим ресурсам, благодаря чему роща не была вырублена и для нужд Красной армии.


Константин Поршнев


Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События