Неси меня, река!

08.11.2019

Сплавлять лес по воде придумали давно, но наиболее мощное развитие этот вид транспорта леса получил в нашей стране в 40–50 годы прошлого века, когда появилась научно обоснованная технология формирования пучковых плотов.

Благодаря этому только за 1960-е годы по Северной Двине сплавили более 15 млн «кубов» леса. А что там происходит сейчас? Увидеть настоящий северный сплав своими глазами мне помогло руководство Группы компаний «Титан», дав разрешение принять участие в транспортировке одного из плотов в мае 2019 года.

ПОДНЯТЬ ЯКОРЯ!
В Архангельской области, как и по всей России, в лихие девяностые разорялись и закрывались лесопильные комбинаты, сворачивали или переориентировали свою деятельность транспортные компании, в том числе работающие на реках. Так что вплоть до недавнего времени водный транспорт леса по Северной Двине измерялся микроскопическими (по советским меркам) объемами. Между тем наиболее значительная часть лесных запасов региона находится именно там, откуда древесину иначе и не вывезти.

Решение о возрождении сплава, принятое ГК «Титан», было трудным: требовалось не только вложить огромные средства, но и сформировать команду специалистов, способных выполнять в кратчайшие сроки (сплав возможен только в мае) сложнейшую задачу по проводке плотов. Так в Группе компаний «Титан» появилась «Беломорская сплавная компания» («БСК»), которая специализируется на перевозке лесопродукции по воде.

На одном из их судов мне предстояло пройти короткий, но очень сложный отрезок пути «крайнего» (суеверные речники не любят слова «последний»), девятнадцатого по счету плота майского сплава. Поздней ночью (или 04.00  – это раннее утро?) меня к реке доставил Иван Пуканов, коммерческий директор «БСК».

– Флот нашей компании состоит из барж, теплоходов, буксирных судов и плавкранов, Вы будете сопровождать плот на буксире. На головное судно, которое ведет плот, Вас пересадят после, сейчас там никого отвлекать нельзя  – впереди сложный участок,  – объяснил он по дороге.

–  А на буксире можно?

–  У буксиров задача попроще, так что можно пообщаться с командой. Кстати, там и перекусите – капитан знатно готовит, будет что вспомнить.

И вот я уже на судне, мы отчаливаем и движемся к плоту, медленно плывущему сквозь утренний туман.

НЕПОКОРНАЯ ДВИНА
Капитан Михаил Третьяков.jpg–  Сейчас на реке проще стало, техника помогает, но реку все равно надо знать и чувствовать, – говорит мне Михаил Аркадьевич Третьяков, стоя у штурвала. Основная часть пути (а это более 400 км) уже пройдена, но капитан не расслабляется – впереди прохождение двух мостов и крутой поворот к причалу лесозавода.

– Река меняется каждый год, у нас есть служба, которая следит за всеми процессами и по весне дает новую схему. Вот не было здесь острова, а в этом году появился, так что изучать маршрут надо тщательно.

Капитан знает, о чем говорит, – на реке он с детства. У отца был катер, гоняли с ним по островам, после школы учился на моториста-рулевого, действительную службу прошел на флоте, потом вновь учился и стал капитаном.


– Так всю жизнь и таскаю лес по воде, год мой делится на навигацию и подготовку к ней, – улыбается Михаил Аркадьевич.

За прошедшие годы ему довелось повидать на Северной Двине всякое – река-то с характером

Чуть недоглядел, допустил ошибку в маневрировании  – и огромная масса древесины оказывается на мели, а с нее снять плот невозможно, только разбирать и перегружать. Не лучше, если при прохождении моста налететь на опору – ей-то почти ничего, а вот обвязка плота обязательно порвется  – и пошел лес молевым сплавом, на радость прибрежных жителей.

Собственно, приближение первого моста заставило нас прервать разговор – требовалось внимательно слушать команды головного корабля. Он тянет плот, задавая ему направление, вспомогательные буксиры «подпирают» плот по бокам, а контрольный корабль, идущий задним ходом, заводит «хвост» плота на стрежень. От каждого участника этой грандиозной работы требуются максимум внимания и четкое выполнение указаний капитана головного корабля.

Но вот оба моста  – Краснофлотский и Северодвинский  – пройдены, капитан приглашает перекусить, и я убеждаюсь, что готовит он не хуже, чем ведет судно! Кстати, в бытовом плане судно обеспечивает экипажу (3 человека) достаточный комфорт  – есть каюты для отдыха, душ, кухня. Это важно, ведь в мае, пока есть большая вода и каждый час на счету, речники здесь находятся круглосуточно.

ПЛОТ СДАЛ!
Приемщица Людмила Кузнецова.jpgЗавершается транспортировка плота сложными маневрами перед причалом лесозавода  – от всех судов требуется четкая координация, чтобы с филигранной точностью пришвартовать огромную массу древесины к месту приемки. С этой задачей речники справились на отлично, спустя мгновения на вновь прибывший плот уже выходят приемщики лесозавода, тщательно пересчитывающие пучки и секции. Тут самое время удивить читателя – этот, не самый большой по меркам старых капитанов плот состоит из 12 тыс. «кубов» древесины. Для того чтобы перевезти такой объем лесоматериала, потребовалось бы более 300 лесовозов! При этом надо напомнить, что древесина при водной транспортировке лучше сохраняется, да и после поступления на лесозавод ее можно забирать из реки постепенно, по мере надобности, не опасаясь проказ короедов или появления синевы.

Как и было обещано, после завершения операции меня передали на головное судно «Валентин Зажигин», где удалось пообщаться с Людмилой Николаевной Кузнецовой, представительницей Лесозавода №  25, принимавшей плот:

– Есть замечания к речникам?

– Нет, сработали хорошо, план по плотам выполнили без ЧП, теперь ждем от них продолжение поставки сырья баржами.

КТО В КАПИТАНЫ?
Студент Родион Ларин.jpgВот говорят, молодежь пошла «не та», но во время сплава довелось познакомиться с отличными ребятами, которые не только работают на реке, но и учатся, чтобы реализовать свои профессиональные амбиции. Один из них  – Родион Ларин, который этой весной проходил на судне «Валентин Зажигин» практику в должности моториста-матроса:

– Учусь на 4 курсе Архангельского техникума водных магистралей, впереди  – дипломная работа. Практика помогает определиться с дальнейшей работой, я за годы учебы уже поработал и на морских перевозках, и на пассажирских. Нравится в «БСК» – очень интересная работа, оборудование новое, а двигатель Volvo Penta  – вообще сказка. Надеюсь, что после окончания учебы смогу устроиться здесь.


– Работать в «БСК», как и на других предприятиях ГК «Титан», желающих много,  – подтвердил встретивший меня на причале Архангельского порта Иван Пуканов. – Нормальная зарплата, условия труда хорошие, если же говорить о флоте, то «Титан» целенаправленно вкладывает средства в обновление оборудования, ежегодно на 1–2 судах устанавливаются новые двигатели Volvo Penta  – на мой взгляд, лучшие сейчас. Во всяком случае, все механики, устраиваясь в компанию, просятся на суда именно с этими двигателями.

Евгений Карпов


Актуальные темы свежего номера
Технологии лесозаготовок
Технологии лесозаготовок
Будущим профессионалам