Носим воду решетом... Кадровые проблемы лесозаготовительного производства

25.04.2016

О кадровых проблемах говорят сегодня многие представители руководства лесозаготовительных компаний независимо от их размеров и местонахождения.

При этом многочисленные лесные вузы России ежегодно выпускают сотни молодых специалистов для отрасли. Так отчего же на производстве такой дефицит кадров?

«Неправильный» специалист
Уточним сразу: речь об инженерно-технических работниках, т. е. управленцах младшего и среднего звена. С решением кадровых проблем по рабочему персоналу (вальщик, станочник, оператор машин) у предприятий меньше проблем, есть возможность привлечения временной рабочей силы. С ИТР же все гораздо сложнее.

Мало того, что редкий выпускник лесного вуза идет работать по специальности, так он же еще и вызывает там недовольство. Не тому, мол, учат в вузах, выпускники не знают современных реалий производства, новой техники и т. д. Спорить с этим трудно, но, как известно, дьявол кроется в деталях. Только ли вузы виноваты в том, что выпускаемые сегодня специалисты в области лесопользования мало подготовлены к современным природно-производственным условиям работы лесозаготовительных предприятий?

Факты упрямая вещь – союзы работодателей, к сожалению, практически не участвовали в подготовке образовательного стандарта последнего поколения, известного как ФГОС 3+. То есть сам лесопромышленный бизнес не проявлял заинтересованности в подготовке кадров (за исключением небольшого ряда иностранных компаний). По сути, именно самоустранение работодателей от актуализации требований к компетенциям будущих работников и привело к разрыву между образовательным процессом и практикой. Потому-то новый образовательный стандарт не гарантирует, что выпускник вуза сможет сразу включиться в производственный процесс современного предприятия. Практика работы лесозаготовительных предприятий меняется достаточно быстро. Из-за развала отечественного машиностроения большая часть предприятий работает на импортных машинах, линейка которых велика. А учебные материалы о такой технике в вузах появляются с опозданием, если появляются вообще... Даже по имеющейся на предприятиях отечественной технике вузам тяжело достать подробные материалы.

Как вузы могут догадаться, какие именно знания в настоящий момент нужны, чтобы их выпускники не тратили время на дообучение на производстве?
В частных беседах представители руководства заготовительных предприятий с этими доводами соглашаются. Более того – выражают готовность поучаствовать в актуализации учебных программ. Однако дальше слов дело не идет....

Безусловно, квалифицированный преподаватель может и готов самостоятельно скорректировать программу своей дисциплины после подробного ознакомления с практикой работы ряда предприятий. Но попасть на них он сможет только за счет принимающей стороны. Готовы ли лесозаготовители оплатить дорогу и проживание преподавателя, к примеру, по технологии и машинам лесосечных работ, для актуализации его дисциплины?

Позитив есть. Но мало
Федеральный образовательный стандарт предусматривает проведение занятий со студентами – представителями бизнес-сообщества. Сотрудничество вуза и предприятий дает хорошие результаты. Так, на Лесоинженерном факультете СПбГЛТУ занятия со студентами в рамках чтения основополагающих дисциплин для специалистов лесоинженерного дела более пяти лет проводят представители таких фирм, как Stihl, Oregon, Husqvarna, John Deere, Bkuks, «Эковуд».

Выпуск учебно-методической литературы запаздывает, современные образовательные стандарты отводят 60% учебного времени на самостоятельную подготовку студентов. Для подготовки учебных пособий и учебников нужно не менее года, за это время материалы успевают частично устареть. В учебной литературе невозможно привести видеоматериалы, раскрывающие нюансы работы современной техники. Без активного участия самих предприятий, в том числе в оснащении лабораторий вуза актуальными специализированными компьютерными программами, применяемыми на предприятиях, учебный процесс вуза будет всегда запаздывать относительно требований современных предприятий.

Они помогают и в оснащении учебного процесса наглядными пособиями, и в предоставлении самой свежей информации по передовым разработкам машин и оборудования для ЛПК. Их интерес очевиден – прямой выход на потенциальных потребителей продукции. Но вот с представителями немногих оставшихся отечественных предприятий лесного машиностроения или производителями специализированного программного обеспечения такого же эффективного сотрудничества не получается. Они предпочитают распылять рекламные деньги, не понимая очевидных выгод от сотрудничества с отраслевыми учебными заведениями.

Очень дорогой друг
Проблема специалистов лесозаготовительного производства состоит еще и в том, что они не видят карьерных перспектив. Сейчас многие руководящие должности отраслевых предприятий занимают люди, не имеющие профильного образования, но входящие в круг друзей владельцев бизнеса. К чему это приводит? Есть примеры приобретения лесозаготовительными предприятиями новых дорогих машин, совершенно не подходящих к природно-производственным условиям работы этих предприятий. Какой эффективности от них ждать? Но высшее руководство, по недомыслию вложив серьезные деньги, требует от подчиненных заявленной в рекламных буклетах производительности. Влияние природно-производственных условий при этом совершенно не учитывается. Более того, от одного из руководителей службы лесозаготовок довелось услышать: «Производительность харвестера от среднего объема хлыста не зависит». Нужны ли к этому комментарии?!

Наверное, серьезным предприятиям надо взять за правило, что для управления каким-либо процессом этот процесс нужно хорошо знать, а желательно пройти его от низов до руководящих должностей, как это было во времена СССР.

В самом деле, почему, прежде чем сесть за руль автомобиля, надо серьезно учиться, а чтобы управлять производством или производственным участком, образование не обязательно? Речь-то идет о благосостоянии, судьбах десятков, сотен, а подчас и сотен тысяч работников и членов их семей. Понимают ли собственники предприятий, что назначение на руководящие должности людей по знакомству, а не по принципу глубокого понимания или хотя бы знания терминологии управляемого процесса, приносит им прямые экономические убытки?!

А в лес-то мне зачем?
Еще одна, едва ли не главная, причина кадрового голода отрасли кроется в низком интересе выпускников отраслевых вузов в работе по специальности. Не так уж хороши на лесозаготовках условия работы и отдыха, а также уровень оплаты труда.

Очевидно, что времена поколения, готового ехать «за туманом и за запахом тайги», прошли. Молодые и не очень люди готовы ехать в лес только за хорошими заработками. Но есть ли они там? Да, у операторов современных машинных лесозаготовительных комплексов заработки неплохие, и часто есть возможность работать вахтой. У ряда других рабочих специальностей (вальщиков, чокеровщиков) просто нет других вариантов работы. Но у выпускника вуза есть возможность переквалифицироваться и остаться в городе, а уж желания это сделать – хоть отбавляй.

Вот и едут представители крупных и средних лесозаготовительных предприятий в отраслевые вузы, в надежде найти технолога, механика, готовых сменить городской уют на реалии лесозаготовительного поселка. Но надолго ли? Порой выясняется, что уровень компетенций этого выпускника совсем не устраивает предприятие, а выпускника, в свою очередь, не устраивает зарплата.

кадры.jpgРожденный в мегаполисе студент лесного вуза чаще всего изначально не предполагает перебираться в лесную глушь, а лишь реализует свое конституционное право на образование. Однако и многие студенты, принятые из глубинки, даже по целевому набору, после выпуска правдами и неправдами остаются в городе и работают не по специальности. Можно ли их в этом винить?

Конечно, доходность лесозаготовок много ниже, чем добычи углеводородов, но пока на лесозаготовках не появятся зарплаты, адекватные тяжести труда и условиям проживания, пока для лесозаготовителей и членов их семей не будет налажен достаточный уровень бытовых условий, обивать пороги отделов кадров лесозаготовительных предприятий в отличие от отделов кадров нефтегазовых гигантов, специалисты не будут.

Так что пока единственным реальным и достаточно быстрым выходом из сложившейся кадровой ситуации видится всемерное развитие вахтового метода лесозаготовок, при ко-тором у работников есть возможность после трудовой смены жить в городе и там тратить заработанные деньги.

Распространенной сейчас стала и такая претензия руководителей лесозаготовительных предприятий: раньше вузы выпускали инженеров, а теперь бакалавров и магистров, с которыми совершенно не понятно, что делать. Все должностные инструкции написаны для людей с квалификацией инженер. Бакалавр же – еще не инженер, магистр – уже больше, чем инженер, но отличается по своим компетенциям от ранее выпускаемых инженеров далеко не в лучшую сторону.

С этими доводами работодателей нужно согласиться. При подготовке кадров для современных условий лесопользования особое внимание следует обратить на возрождение практики подготовки инженеров-технологов по специальности «Лесоинженерное дело», аналогично тому, как это сделано в ряде других ресурсодобывающих отраслей промышленности. Необходимо возвращение к специалитету – подготовке инженеров, а не бакалавров и магистров для лесозаготовительной отрасли. Поле деятельности специалиста-технолога в области лесоинженерного дела очень широко, ведь вариативная часть принятия решений огромна. Нет двух одинаковых участков леса, а если умножить это на постоянно меняющиеся, и часто трудно прогнозируемые, климатические и экономические условия, то становится очевидным, что востребованным на лесозаготовительных предприятиях будет лесной инженер. Но с такой инициативой в Министерство образования и науки РФ должны обратиться именно союзы лесозаготовителей, возможно, через РСПП.

Актуальные темы свежего номера
Лучшие зарубежные практики
Инфраструктура
Лесопользование