Мечта, ставшая делом жизни

27.07.2017

Довольно давно у меня в голове вертится идея научиться управлять самолетом. Ожидая отправления в аэропорту, я люблю стоять у окон, выходящих на летное поле, и смотреть, как взлетают и садятся многотонные птицы. В этот раз, любуясь борьбой аэродинамики с гравитацией, я жду своего самолета, который докинет меня до Москвы, а оттуда такой же металлический крылан перенесет меня в Алтайский край, где мне предстоит встретиться с представителем чуть более земной профессии – вальщиком леса.

Несколько часов перелета, складываясь с разницей во времени, превращаются в полдня. Вылетев из Санкт-Петербурга в 10 вечера, в 7 утра я выхожу из аэропорта в Барнауле. Еще буквально пара часов на машине, и я в селе Бобровка, где находится Бобровский лесокомбинат, одно из предприятий холдинга «Алтайлес». Здесь-то и запланирована встреча с представителем одной из самых важных и популярных лесных профессий – вальщиком.


photo_2017-07-27_13-33-24.jpg

Сергей Леонидович Аверин, вальщик леса ООО «Бобровский лесокомбинат» (входит в ЛХК «Алтайлес»), стаж в отрасли – 15 лет. В 2016 году занял третье место на соревнованиях вальщиков в V краевой Олимпиаде работников лесной отрасли


Свою профессию Сергей Аверин выбрал еще будучи подростком. Родился он в селе Сорокино, которое сегодня стало частью города Заринска. В те годы профессия вальщика была весьма привлекательной и прибыльной, а поскольку такая работа требовала особых навыков, вальщиков было не так много. Однако валить лес Сергей стал не сразу.

Сергей рос в большой семье, так что работать пошел рано и в 17 лет уже устроился в Бобровское лесничество пожарным сторожем. Работа, как говорится, непыльная, хоть и не самая высокооплачиваемая. «Весь световой день сидишь на вышке, наблюдаешь за горизонтом, отслеживая выбросы дыма, – честно говоря, занятие довольно скучное. Мобильных телефонов тогда не было, а связь с землей была по военной рации – знаете, такой, с динамо-машиной, которую чем сильнее раскрутишь, тем лучше и громче слышно, – вспоминает Сергей. – По большому счету, все, что у тебя было там, наверху, – это рация, стул и компас. А суть заключалась в том, что, заметив выброс дыма, нужно было сориентироваться по компасу и передать на землю азимут. После этого, уже внизу, по карте определяли направление, в котором произошло возгорание. Таких вышек у нас несколько, и, собрав данные хотя бы с двух, можно было определить квадрат, в котором начался пожар».

Проработав сторожем один сезон, Сергей «вернулся на землю» и перешел на должность лесника.

«Отводили лесосеки, рубили деревянные срубы на продажу, сенокосом занимались, сгребали траву тракторами. Там весело было, на сенокосе. Один обед чего стоил… огурцы простые, даже не соленые, картошка вареная! – вспоминает Сергей. – Однажды случай был забавный. С нами в то время работал лесник. И вот как-то он не появился на работе день, потом второй, словом, исчез куда-то. Приятель его рассказал, что сидел он на дежурстве на вышке (кстати, лесники тоже иногда сторожами сидят на пожарных вышках), увидел пожар, хотел сообщить, а рация не работает. Пришлось ему бегом вниз по лестнице, а вышки высокие, метров 40… Спешил очень, споткнулся, полетел вниз. Благо зацепился ногой за растяжку и повис, не разбился. Мы тогда и сами узнали, что он ногу вывихнул, поверили. На самом же деле, как потом рассказал, вернувшись, тот лесник, он просто с коня упал. А приятель из него героя сделал!»

Последние 10 лет Сергей работает вальщиком все на том же Бобровском лесокомбинате. Заготовка у предприятия сортиментная мало-комплексная. Бригада вальщиков да МТЗ-82 для трелевки – вот и все, кто трудится на участке. На предприятии в целом работает 22 вальщика, а суточный объем заготовки составляет около 30 кубометров, если считать с учетом трелевки, раскряжевки и складирования.

«Стать вальщиком я хотел с детства. Село у нас было маленькое, да и вальщиков тогда были единицы, так что каждого знали поименно. У нас в селе как раз был один – Валерий Купынин, – известный во всей округе, и, пожалуй, вся местная ребятня хотела походить на него. К тому же сельское хозяйство у нас не слишком развито. Так что, поработав лесником, я, когда появилась возможность стать вальщиком, сразу ею воспользовался. Тогда, конечно, работали совсем другими бензопилами, советскими. «Дружбу» я не застал, мне достались пилы «Урал», которыми выполняли и валку, и раскряжевку, – с улыбкой вспоминает Сергей Аверин. – Весила такая пила с полной заправкой (1,5 литра. – Прим. ред.) примерно 12 килограммов. Выжигая за смену до 10 литров топлива, получали примерно 80 «кубов» древесины. Это еще при хлыстовой заготовке было. Параллельно с «Уралами» были у нас сучкорезки «Тайга» весом всего 8 кг, и после «Уралов» работать ими было очень приятно. В 1998 году случился большой пожар – тогда мы впервые получили пилы Husqvarna, правда, использовали их только для обрезки. А валка на импортную технику перешла только в 2006 году. Ну а теперь все мы работаем пилами STIHL 361».

Бензопилы «Урал» были мощными и надежными, вот только 12 кг веса вызывали некоторый дискомфорт

Как рассказал Сергей, сегодня рабочий день вальщика выглядит примерно так. Утром все вальщики собираются в лесничестве, где проходит разнарядка. Бывают дни обычные, а бывают и спецзаказы, когда, скажем, нужны пиломатериалы, сортименты определенной толщины, длины и качества. Всю эту информацию утром вальщики получают от начальника техучастка. После пятиминутки вальщики, заправив канистры и пилы, отправляются на свои участки. Добираются кто как – одни на казенных ГАЗ-66, другие на личном транспорте. В особо жаркие месяцы рабочий день начинается на рассвете – поднявшись в 5 утра, уже в 6.00 вальщики отправляются в лес.

photo_2017-07-27_13-33-08.jpg

Заметить выброс дыма с пожарной вышки не сложно, а, чтобы определить, где начинается пожар, на каждой башне имеется компас.

«Работа у нас построена на доверии, все оборудование мы храним дома, уход за ним ведем сами, в том числе точим цепи на пилах. Вся экипировка вальщиков создана в первую очередь для того, чтобы обезопасить человека. И это касается не только страховочных систем на пилах. – делится Сергей. – Рабочие куртки и брюки выполнены по всем технологиям безопасности, и если пильная цепь зацепится за такую одежду, то максимум, что случится с человеком, – испуг и синяк. Яркие цвета одежды позволяют видеть вальщика издалека. Обязательна каска, причем не только для защиты головы от ударов. Она оснащена наушниками, а также сеткой, защищающей лицо от летящих опилок и прочего мусора. Есть и специальная обувь, хотя в ней не всегда удобно: ботинки хоть и крепкие, но тяжелые, да и в жаркую погоду выдержать в них целый день довольно сложно. Поэтому иногда работаем и в берцах, тем более учитывая нашу пересеченную местность. Но сразу скажу, что на данный момент случаев повреждения ступней у нас не было».

Сама техника безопасности также тщательно продумана, к примеру, в радиусе двух высот дерева, около 50–60 метров, не должно быть никого. Это требование создано специально для того, чтобы никто не пострадал в случае, если что-то пойдет не так. К примеру, порыв ветра или какой-то порок внутри ствола – и дерево начнет заваливаться не в ту сторону. А двойной радиус – это страховка на тот случай, если одно падающее дерево завалит второе.


Испытанная практикой и временем схема по сей день используется в лесничествах, и не только Алтайского края. На пожарных постах или в лесничествах есть карта, на которой отмечена каждая вышка. В месте нахождения вышки на карте крепится нитка, и дежурный на посту, получив азимут, под нужным углом эту нить протягивает. Получая данные со второй вышки, он делает то же самое с другой нитью, соответствующей вышке, с которой получены данные. Собственно, в месте пересечения этих нитей и произошел выброс дыма. А чем больше вышек зарегистрирует этот выброс, тем точнее можно опре-делить место возгорания, после чего немедленно выезжает пожарная техника. Инновации внедряли, вместо пожарных сторожей на вышках ставили камеры, однако, как мы уже писали в одном из но-меров нашего журнала, пока что камеры и мониторы не смогли превзойти возможностей человеческого глаза, да и различить дым на фоне утреннего тумана на светящемся экране не всегда возможно, так что работа пожарных сторожей все еще актуальна.

«Что касается собственно работы в лесу, здесь важно делать все по технологии, а если отступать от нее, то всегда нужно помнить обо всех нюансах, иначе попросту рискуешь жизнью. К примеру, при валке березы нужно помнить, что она может расколоться, особенно в мороз, а неправильные пропилы способны вызвать скалывание, в результате чего дерево может упасть в любом направлении. А, скажем, при валке сухостоя нужно всегда смотреть наверх, так как у дерева от вибраций может отломаться верхушка, которая стремительно, с легкостью обламывая сухие ветки, понесется вниз, прямо на вальщика».

Безусловно, работа вальщика далеко не так проста, как может показаться, и кроме труда физического она требует серьезных знаний – как рассчитывать направления и находить створы для валки дерева, каковы нюансы работы с разными породами и возрастами деревьев и др. Что касается актуальности данной профессии в XXI веке, когда все чаще машина с одним оператором заменяет несколько человек, приведем простую статистику: во всем мире около 50 % валки осуществляется вручную. Не стоит забывать и о том, что машины могут работать далеко не во всех условиях, так как их проходимость ограничена техническими характеристиками и габаритами, а колесо харвестера еще не скоро сможет добраться до всех тех мест, где нога человека только начинает ощущать какие-то сложности рельефа.

Константин Поршнев


Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
События