Лесные перспективы Кубани

10.08.2018

Есть на нашей карте регион, само название которого сразу же настраивает обычного россиянина на отдых. А между тем Краснодарский край – это не только наш любимый всероссийский курорт, но еще и поставщик овощей и фруктов, да и ЛПК здесь достаточно развит.

Так что не все здесь живут за счет индустрии отдыха, жители края умеют и любят трудиться в других отраслях. Собственно, целью моей командировки и было знакомство с теми, кто работает с лесными ресурсами края.

КРУГЛЫЙ ГОД – НАЧЕКУ
Интересно, что жители этого региона четко отделяют себя от всей остальной страны – не раз и не два приходилось мне слышать: а как там у вас, в России? Жизнь здесь действительно другая: начиная с того, что зимним сезоном кубанцы считают 2–3 дня легкого снегопада. Прилетев в конце марта из холодного заснеженного Санкт-Петербурга, я застал в Краснодаре позднюю весну – на газонах цвели нарциссы, а деревья уже покрылись листвой.

Дмитрий Медянцев, заместитель министра природных ресурсов Краснодарского края по лесным вопросам.jpg




Дмитрий Медянцев,
заместитель министра природных ресурсов
Краснодарского края по лесным вопросам


Вот с климатических особенностей ведения лесного хозяйства в регионе мы и начали разговор с заместителем министра природных ресурсов Краснодарского края по лесным вопросам Дмитрием Медянцевым:

– Пожарный сезон у нас, можно сказать, круглогодичный, это климатическая особенность нашего региона. Уже сейчас зарегистрировано 8 пожаров на землях лесного фонда, общей площадью 22 га, так что нам постоянно приходится поддерживать боеспособность противопожарных служб. Кроме климата, возгораниям способствует и постоянное присутствие в лесах людей – к нам же едут отдыхать со всей России, и далеко не все соблюдают элементарные правила поведения в лесу.

Мы знаем все свои проблемные точки, следим за ними, стараемся предупредить пожары, организуем профилактические работы
К счастью, лесные пожары у нас носят в основном низовой характер, а поскольку реагируем мы на возгорания быстро, то и тушим оперативно. Крупных пожаров не допускаем, хотя все еще помнят 2015 год, когда в районе Геленджика горели 150 га леса. Конечно, с учетом сокращения финансирования планировать противопожарные мероприятия в полном объеме трудно, но мы справляемся.

Общая площадь лесов Краснодарского края, по данным государственного лесного реестра, на 1 января 2017 года составляет 1,68 млн га, из них:

1,27 млн га – леса, расположенные на землях лесного фонда;

33,9 тыс. га – леса, расположенные на землях обороны и безопасности;

1,9 тыс. га – земли населенных пунктов, на которых расположены леса;

882,830 тыс. га – земли особо охраняемых природных территорий;

13,5 тыс. га – земли иных категорий.

75,2 % площади лесов края составляет лесной фонд.

11,2 млн га, или 94,4 % – покрытые лесной растительностью земли.

112,7 тыс. га, или 8,9 % от площади лесного фонда, составляют лесные культуры. 223,64 млн м3 – общий запас древесины.

Таксационные показатели лесного фонда: 187,2 м3 – средний запас на 1 га покрытых лесной растительностью земель;

234,0 м3 –запас спелых насаждений; 2,67 м3 – средний ежегодный прирост на 1 га.

Породный состав:

6,6 % – хвойные насаждения;

88,4 % – твердолиственные насаждения; 5,0 % – мягколиственные насаждения.


Краснодарский край.jpg

Очень выручают нас в этой работе кубанские казаки, это очень активные люди, болеющие за родной край. У нас есть с ними соглашение, согласно которому в лесах проводятся совместные рейды. Прежде всего эта помощь казаков связана с предотвращением незаконных рубок, но большой вклад они вносят в работу по профилактике пожаров и соблюдению санитарных норм. Особенно хорошо казаки выручают в летний сезон, когда наши леса заполняются отдыхающими и рекреационная нагрузка повышается многократно. Кубанские казаки работают с нами не корысти ради, а потому, что сами живут на этой земле и кровно заинтересованы в сохранении зеленых богатств Краснодарского края.


ЛЕСА ДВОЙНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
– Как удается сохранять достаточно хрупкое равновесие между охраной и использованием лесных ресурсов Краснодарского края?

– Задача сложная, но решаемая. Действительно, у нас в крае есть защитные леса, но есть и другие лесные ресурсы. Да, их не так много по сравнению с более северными регионами России. Тем не менее площадь лесов, расположенных на землях лесного фонда, составляет 1,27 млн га. Расчетная лесосека насчитывает 909,2 тыс. м3. Ежегодное ее освоение составляет в среднем около 30 %. Учитывая тот факт, что основной объем договоров аренды в крае заключен с целью рекреационного использования лесов, долгосрочной арендой лесного фонда с целью заготовки древесины занимается только 21 предприятие. Вместе с тем ежегодно проводятся аукционы по продаже права на заключение договоров купли-продажи лесных насаждений сроком до 1 года с субъектами малого и среднего предпринимательства. Важно, что у нас произрастают такие ценные породы, как дуб и бук, они составляют более 65 % от всего породного состава. Во многом благодаря наличию этих пород у нас в крае очень хорошо развиты деревообработка, производство мебели, есть современные технологии деревянного домостроения.

– Учитывая то, что в регионе много индивидуальных домовладений, как обстоят дела с выделением древесины для собственных нужд граждан?

– Все поступающие заявки от населения выполняются, эту госуслугу сейчас получить довольно просто – на сайте есть образец заявления, которое может быть направлено через МФЦ либо через главу поселения. Те, кто этой услугой регулярно пользуются, знают, что все отработано до автоматизма. Есть и жалобы, в основном – на конечную цену, потому как стоимость самой древесины определена федеральными нормами, но это деревья на корню, их надо еще свалить, распилить и привезти, а плечо вывозки порой очень велико. Я считаю, что нам все-таки надо уходить от дров, следует активно продолжать газификацию всего края, а нашу достаточно ценную древесину использовать более эффективно, развивать глубокую переработку.

СОХРАНИТЬ И ПРИУМНОЖИТЬ
– Поскольку у нас леса защитные, то сплошной рубки не предусмотрено. И основной вид лесовосстановления – естественный. Мы проводим его на достаточно большой территории – вместе с площадями, на которых работают арендаторы, это примерно 1 тыс. га. Арендаторы ведут восстановление на основании своих проектов освоения лесов, а мы работаем на свободной территории. С искусственным лесовосстановлением сложно, оно у нас составляет в среднем всего 50 га, по комбинированному – в два раза больше, 100 га. Проблема в саженцах: у нас в регионе есть 7 питомников, но все они до недавнего времени были в достаточно сложной ситуации, проще говоря – не хватало финансирования на их содержание и развитие.

Дуб – ценная порода дерева, из него делают самые разнообразные вещи: мебель, паркетную доску, деревянные детали вагонов и другого транспорта, бочки.

Бук широко используется для производства мебели, напольных покрытий, музыкальных инструментов. Древесина бука практически не имеет запаха, ее применяют при изготовлении посуды, корзин, разделочных досок. Буковые опилки и щепа являются лучшим материалом для копчения.


То есть с деньгами проблемы?

– Проблемы не с деньгами, а с их нехваткой. Мы же работаем, как и все, получая финансирование частично из федерального бюджета (субвенции), частично – из краевого. И за последние 3 года общий объем финансирования существенно снизился. Разумеется, мы продолжаем работать, но ситуация сложная, пришлось проводить сокращение.

– Значит, нагрузка на тех, кто работает в лесу, выросла?

– Как и по всей стране; думаю, мы в этом ничем не отличаемся. Работа в лесу никогда легкой не была, а теперь нагрузка еще увеличилась. Кадры для леса вообще большая проблема – у нас, например, средний возраст сотрудников уже перевалил за 50 лет, а молодежь к нам не спешит. Судите сами: средняя зарплата у нас ниже краевой, так что молодому специалисту совсем не интересно идти в лес. Хотя у нас есть и профильные учебные заведения отличные, которые готовят неплохих специалистов. Мы с ними поддерживаем связи, более того – наши сотрудники там проходят повышение квалификации. Но хотелось бы, чтобы наши зарплаты стали конкурентоспособными, привлекательными для выпускников лесных образовательных учреждений.

– В Вашей анкете указано, что Вы в прошлом – кадровый военный. Значит ли это, что трудности Вас не пугают?

– Все знают, что «бывших» военных не бывает: настоящий офицер, в какой бы отрасли он ни трудился, обязан выполнить поставленные задачи. И я для себя вижу два направления: в первую очередь надо делать все возможное, чтобы удержать заработную плату специалистов на приемлемом уровне, сберечь кадры. Вторая, не менее важная задача – сохранение и приумножение лесных запасов Краснодарского края. Бороться с незаконными рубками, предотвращать пожары, увеличивать объемы лесовосстановительных работ. И я уверен, что эти задачи выполнимы – потенциал у нас огромный, для уверенного развития лесного хозяйства нам просто надо хотя бы понемногу увеличивать финансирование. В этом нас поддерживает руководство региона, работа по возрождению лесопитомников края уже началась. Первой ласточкой стал Белореченский питомник, на него в прошлом году был получен грант от губернатора Краснодарского края Вениамина Кондратьева. Теперь там появилась теплица для саженцев с закрытой корневой системой, проведена реставрация зданий, которые стояли несколько десятилетий без ремонта, закуплена техника. Очень важно, что это направление начинает развиваться, потому что работающий питомник способен давать доходы, что поможет повысить заработок работников леса. Тогда и молодежь к нам активнее пойдет.

Беседовал Евгений Карпов



Актуальные темы свежего номера
Лесопользование
Технологии лесозаготовок
Бизнес и профессия