На мероприятия по воспроизводству лесов в 2014 году расходы составили 9,4 млрд рублей, в том числе 5,2 млрд рублей - средства арендаторов лесных участков

06.05.2015

Будет ли государство стимулировать арендаторов для полноценного воспроизводства лесов?

Современная модель воспроизводства лесов построена на основе государственно-частного партнерства, но не хватает малого: ключевое звено модели - частные арендаторы лесных участков - пока не заинтересованы заниматься лесовосстановлением и уходом за молодыми лесами. Обсуждение на площадках Торгово-промышленной палаты РФ в Санкт-Петербурге и Москве обозначило многочисленные региональные особенности, которые необходимо учитывать при решении вопросов воспроизводства лесов. Большинство экспертов считают, что отсутствие экономических механизмов, стимулирующих активную работу арендаторов в области воспроизводства, отрицательно скажется на показателях качества лесов. Начальник управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза Михаил Доронин убежден, что новый инструмент управления - государственный мониторинг воспроизводства лесов - позволит государству в этой сфере вести более обдуманную и долгосрочную политику.

Модель воспроизводства лесов в России за последние 20 лет кардинально изменилась, отправив в историю советскую модель хозяйствования. Как рассказал Михаил Доронин, предшественница однозначно имела ряд положительных моментов. Например, существовало четкое функциональное разделение между леспромхозами и лесхозами, последние преимущественно занимались лесовосстановлением и лесоразведением. Научные организации находились в тесном взаимодействии с хозяйствующими организациями. Была создана мощная материальная база, необходимая для воспроизводства: семенные фонды, питомники, специализированные машины и оборудование. Существовала система подготовки кадров для отрасли. Наконец, действовала система контроля в виде партийных и государственных органов на местах. Серьезные недостатки: прежняя модель была очень затратная, применялись энергоемкие технологии, также широко использовались интродуценты.

Юридически трансформация модели закончилась в 2007 году, когда полномочия по воспроизводству были переданы субъектам Российской Федерации, а выполнение мероприятий - арендаторам лесных участков. В половине регионов страны арендаторы лесных участков стали выполнять основной объем работ по воспроизводству. Только в 19 субъектах Российской Федерации (малолесные регионы и Московская область) арендаторы не играют существенной роли в воспроизводстве лесов. В них работы выполняются по госзаказам, а с марта 2014 года - и по государственному заданию (после принятия 27-ФЗ).

Изменилась система территориального планирования мероприятий и проектирования работ на конкретных участках. До 2013 года площадь лесов, переданных в аренду для заготовки, в целом по стране увеличивалась. Только в 2014 году проявился обратный процесс - уменьшение площади лесных участков, переданных в аренду (за счет окончания действия договоров аренды и расторжения договоров с нерадивыми арендаторами). Около 70% объемов работ по воспроизводству лесов в целом по Российской Федерации выполняют арендаторы лесных участков.

По словам Михаила Доронина, основные достоинства современной модели следующие: разделены хозяйственные и управленческие функции, планирование децентрализовано, минимально используются интродуценты. Самый главный момент - для государства воспроизводство стало малозатратным, основное бремя затрат несет частный бизнес в виде арендаторов.

Переход от одной системы лесовоспроизводства к другой в принципе не вызвал серьезного падения основных показателей производства. Россия по-прежнему является одним из лидеров по лесовосстановлению. В 2014 году площадь лесовосстановления составила более 860 тыс. га, из которых 187 тыс. га - искусственные лесопосадки. Еще один показатель, заслуживающий внимания: площадь сплошной вырубки в стране составила 927 тыс. га, а введено молодняков хозяйственно ценных древесных пород - более 1 млн га. Так за последние 60 лет в стране было создано более 18 млн га искусственных лесных насаждений. По мнению российских ученых и ряда независимых международных научных проектов, площади российских лесов не уменьшаются. Более детальные исследовательские работы, выполненные по европейской части страны, фиксируют существенный прирост лесов, в том числе на землях, ранее используемых для сельского хозяйства.

Цифры и факты для сравнения: США смогли аналогичные площади искусственных насаждений создать всего за 30 лет, а Китай за 40-45 лет умудрился освоить площадь 77 млн га. Эти страны преследуют цель - не только обеспечить устойчивое развитие территорий за счет повышения экологической и социальной составляющих, обеспечиваемых лесами. Экономисты напрямую связывают лесистость территорий и их потенциальный экономический рост. Начальник управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза отметил, что Соединенные Штаты в последние годы активно занимаются увеличением площадей искусственных лесных насаждений. В ближайшее десятилетие за счет государственных и частных программ площади искусственных лесов в США будут прирастать ежегодно на 825-840 тыс. га. Уступив пальму первенства в лесоразведении Китаю, Россия может потерять и второе место.

Может ли Российская Федерация вести более амбициозную политику в сфере воспроизводства лесов и лесоразведения?

С одной стороны, в прошлом году в стране заготовлено около 370 тонн семян лесных пород, в том числе хвойных пород - 123, а дуба - 213 тонн. Но доля лесных культур, выращенных из семян с улучшенными наследственными свойствами, не превышает 5%, в то время как средний показатель по Европе составляет 20%, а в Скандинавии - до 90% по основным породам. Ситуация усугубляется использованием устаревшей технологической инфраструктуры для выращивания посадочного материала, создания лесных культур и ухода за лесами. Михаил Доронин добавляет, что в большинстве субъектов РФ предстоит кропотливая работа по созданию страховых фондов семян. Совместно с научными организациями необходимо активно заняться выращиванием посадочного материала с улучшенными наследственными свойствами.

Положительные примеры есть - уже созданы и работают селекционно-семеноводческие центры в Республике Татарстан, Алтайском крае, Архангельской, Ленинградской и Воронежской областях. Сегодня в стране уже появились крупные частные питомники, например в Республике Коми и Псковской области, но они пока не определяют погоды в отрасли. Если раньше практически каждый из 2 тыс. лесхозов имел свой питомник, то в настоящее время многие арендаторы лесных участков - а их почти 6 тыс. - не могут позволить себе такой роскоши. Первая причина - дефицит кадров. Выращивание посадочного материала - это сложный технологический процесс, требующий специальной техники и оборудования, закупка которого для мелких арендаторов экономически бессмысленна: техника будет работать один-два дня в году.

В некоторых регионах России специализированные учреждения взяли на себя заботу о выращивании посадочного материала, в том числе и для арендаторов. Есть примеры эффективной кооперации малого и среднего бизнеса в этой сфере. Проблема в том, подчеркивает Михаил Доронин, что ключевые игроки отрасли - арендаторы - не имеют экономической заинтересованности в воспроизводстве лесов. Они готовы накопать самосев в лесу, купить дешевый посадочный материал низкого качества, а выращенные ценные саженцы не находят сбыта.

Отдельная задача - это повышение качества работ по воспроизводству лесов. Доля арендаторов в процессе создания искусственных насаждений - 75%, рубок ухода за молодняками - 73%. Но за количеством не стоит качество. Проверками выявляются многочисленные недостатки в работе арендаторов: низкое качество семян и посадочного материала, ошибки в проектировании работ, несоблюдение сроков и нарушение технологии посадок, несоответствующий уход за лесными культурами, некачественное проведение рубок ухода. Арендаторы оправдываются низкой рентабельностью использования лесов, дороговизной кредитов, высокими затратами на социальную сферу в лесных монопоселках, отсутствием дорог и других объектов инфраструктуры.

Действительно, существуют объективные причины, в том числе слабая техническая оснащенность и нехватка кадров. Крупные и очень крупные компании в целом демонстрируют более высокие показатели по воспроизводству, однако мелких и средних компаний в отрасли более 5 тыс. и на них приходится половина арендованных лесных площадей.

Но главный недостаток кроется в экономических взаимоотношениях внутри отрасли. Не раз звучали предложения об экономическом стимулировании воспроизводства лесов. Например, если вырастил арендатор лесные культуры до возраста их смыкания, то он получает половину затрат на свой счет или освобождение от платежей в таком же размере. Однако противники такого подхода приводят два весомых аргумента. Первый - нужна надежная независимая система приемки результатов воспроизводства работ, а не отдельных технологических операций, реальное качество которых иногда оценивается через год или большее время. Второе - стимулирование должно быть экономически обоснованным, иначе в затраты на воспроизводство арендаторы включат и расходы на заготовку древесины и строительство дорог. И тогда молодой лес станет просто "золотым".

На мероприятия по воспроизводству лесов в 2014 году расходы составили 9,4 млрд рублей, в том числе 5,2 млрд рублей - средства арендаторов лесных участков. Расчеты лесных экономистов показывают, что для качественного выполнения всего комплекса работ требуется тратить на воспроизводство лесов в 2 раза больше. На уровне регионов при заполнении форм отчетности фактические затраты арендаторов формируются на глазок. Последние не спешат показывать или откровенно скрывают свои расходы на воспроизводство лесов, считая их коммерческой тайной. Это в итоге серьезно искажает картину реальных лесных отношений. Преступно возмещать затраты, если они по факту неизвестны. Союзы предпринимателей и представители крупных лесопромышленных компаний, арендующих леса, в ходе дискуссии в Торгово-промышленной палате РФ выразили готовность представить для системы государственного управления информацию о затратах бизнеса на воспроизводство лесов.

Наличие арендатора, который занимается воспроизводством лесов, очень удобно для лесничеств и властей конкретного региона. В этом случае они исполняют в основном контрольную функцию и не занимаются хозяйственной деятельностью. Если же расторгнуть договор, то возникает сразу масса забот: как заготавливать семена, выращивать посадочный материал и т. д. Поэтому лесничества скорее заинтересованы скрыть негативный результат арендатора, так как в противном случае им поручат решать новые проблемы.

По мнению Михаила Доронина, существенно повысить качество контроля за исполнением работ в сфере воспроизводства лесов должен государственный мониторинг. Его проведение поручено ФБУ "Рослесозащита", которое имеет самую разветвленную региональную сеть филиалов из учреждений, подведомственных Рослесхозу. Государственный мониторинг воспроизводства лесов является составной частью государственного экологического мониторинга и станет в ближайшие годы серьезным инструментом государственного управления лесами, полезным для отрасли и понятным для широкой общественности. Он может стать информационной базой общественного контроля в сфере воспроизводства лесов. Целый ряд общественных организаций, в том числе Фонд дикой природы, имеют опыт оценки выполнения арендаторами или органами власти своих функций в сфере воспроизводства лесов и взаимодействия с различными группами населения. Этот опыт должен быть воспринят специалистами лесного хозяйства как на региональном, так и на федеральном уровнях.

После утверждения Основ государственной лесной политики и принятия курса на интенсификацию использования и воспроизводства лесов в отрасли обсуждается корректировка программных документов, определяющих стратегические направления развития. Состоявшиеся обсуждения в Торгово-промышленной палате РФ позволили представителям власти, бизнеса, науки и общественности лучше понять друг друга, наладить эффективное взаимодействие.

Российские лесные вести



wood.ru

Актуальные темы свежего номера
Технологии лесозаготовок
Технологии лесозаготовок
Наука – производству